История, Наука, Искусство: Письма из Израиля - часть 1.

Поиск по этому блогу

2018-05-14

Письма из Израиля - часть 1.


«Моя   подруга варит борщ .
Неповторимая страница.
Тут лоб как следует наморщь,
Чтоб за столом не осрамиться.
…Ты только крышку отвали,
и грянет в нос багряный бархат,
когда картошку вдруг бабахнут
ладони ловкие твои»
(Б.Чичибабин)



Это письма жены моего друга Юры ( Юлия Яковлевича) Дашевского, которая стала подругой моей жены Люси ( Людмилы Абрамовны, до замужества Теверовской). В письмах упоминаются : отец Муси ( Мары Израилевны) Дашевской - Израиль Вольфович Дрейман; её брат Нолик и её сестра Эмма; сын Дашевских – Веня.
      1. Люся, дорогая! Я была бы счастлива, если бы могла сейчас, как раньше, поговорить с тобой. Самое главное чего не хватает - старых друзей. Меня не очень смущает незнание языка , обычаев. Этому можно научиться. Сейчас нам трудно материально, но есть всё самое необходимое. Очень помогают акклиматизироваться «русские» старожилы. Но почти каждую ночь снится мне моя харьковская квартира, моя работа. Не столько думаешь об этом, сколько работают прожитые 50 лет в мозгах.
Веня практически не живёт с нами уже с первого июня. Кто-то из «русских» посоветовал ему учиться в интернате, построенном канадцами. Он прошёл проверку по тестам, взяли его в 11-ый класс. До 20-го июня будет учиться, затем хочет летом там работать. В конце пятницы ему разрешено уезжать домой. Это в Нетании, час езды до Телль-Авива и ещё около 40 минут до дома. Приезжает , поест и … скучает. Друзей здесь у него нет. Юра лезет на стенку, как только Веня переступает порог. Иногда мне кажется, что он спокойно перенёс, если бы Вени вообще не стало. Это добивает меня. То . что Веня здоров, но не со мной очень облегчает жизнь. А если учесть, что там он на полном обеспечении, то и материально легче. Но стоит ли иметь детей, если испытываешь облегчение от того, что они в интернатах ( а мой случай - тем более). Стараюсь не ковыряться в этом, всё равно от меня ничего не зависит.
Живём на берегу моря, Юра плавает по 2-3раза в день. Квартира удобная, но шумная. Мы в конце июня переедем в другую. В течение года она нам почти ничего не стоит, платит «Сохнут» . А потом, если снимать, платят почти 85%, но часто через год люди покупают квартиру. Посмотрим, если доживём.
Папа с нами, обслуживать его не трудно, он почти не мешает, Целыми днями сидит, чаще читает русские журналы. Вечером выгоняю его гулять, но он очень деградирует, часто плачет. От Эмки пока ничего нет. Послала ей в Америку два письма, а звонить пока не хочу - для нас дорого. О Нолике ничего не знаю, это уж сколько лет он в Штатах… У меня ничего из багажа не пропало, но мебель и всё остальное в пути и кто знает, в каком виде оно прибудет.
В субботу здесь выходной, автобусы не ходят ( а начинается это в 5 часов вечера в пятницу), магазины закрыты. Я привыкаю к этому. Хожу в магазины, обалдеваю, пока выберу нужное и дешёвое. Стараюсь ходить в супермакет, там на всех товарах указана цена. Рядом с домом «макалет» - маленький магазинчик, хозяйка говорит по-русски, но на товарах нет ценников, не удобно. Была в поликлинике на проверке у гинеколога, как будто благополучно.. . Пока всё нам  всё бесплатно, деньги и на еду дают. Дядя ( Галины Борисовны) частично выполняет свои обещания. 
Г.Б. должны дать крохотную квартирку в «хостеле». Это дом для одиноких стариков, способных обслужить себя, с кухней и санузлом. Плата символическая. Надо сказать, что я не вижу здесь бездомных. На улицах спокойно, но солдаты попадаются часто.

Вчера наши новые знакомые «русские» ( они здесь 15 лет) собрались большой компанией человек в 13, повезли нас в Яффо - старинный арабский город, реконструированный для туристов. Это было в 9 вечера. Потом они там накупили пиццу, коку, разных вкусностей, на зелёной освещенной лужайке на столе до 12 ночи мы пили французский коньяк, ели, ржали. Было весело. Компания нашего уровня - врачи, инженеры ( из Москвы и Одессы). Мужики на радостях матерились во всю. Познакомился с ними Юра случайно. Записывал Веню в школу, а там не понимали по-русски, поэтому позвали учителя физкультуры, а он из Одессы. Юра спросил, не знает ли он Эмму Гехтмана. Тот знал и пошло… Здесь много беготни с оформлением документов, денежных чеков. Многие возмущаются, а мне пока терпимо. Живём в Бат-Яме, возле тель-Авива. Вроде Салтовки. Все дома одинаковые, только первые этажи заняты магазинами. Архитектура такая, что не на чем глаза остановить. Зелени не очень много, но есть прекрасно ухоженные скверы, газоны. Всё это растёт на песке и глине. Им бы нашу землю - они дали бы ей толк, эти настырные евреи.
С 18 июня идём учиться в ульпан ( там учат иврит). Как ещё получится…
Вечером в субботу по всей набережной ( длиной около 2,5 километров) очень много народу. Гуляют, жрут и пьют в десятках кафе на улицах, музыка, дети, огни сияют. И так до часу ночи, не боятся ходить так поздно. На столах нет спиртного, хотя молодёжи много. Мне здесь, в основном, нравится, но частенько вспоминаю разные уголки Харькова. Напиши о себе. Что с ремонтом квартиры, хотя бы начался? Бедняга ты, Люська, как ещё это пережить… Каа Андрюша и Настя? Как Витино здоровье и твои колени? Береги себя, Люська, я очень хочу тебя увидеть. Очень хочу получить от тебя письмецо. Твоя Муська.
6.11.89 Люсь, дорогая! Вот поговорили по телефону. Конечно , не то, что раньше у тебя на кухне, но всё же… Я очень рада. Как не тяжко мне сейчас, то, из-за чего я сюда уехала, по-прежнему актуально. Веня уже бросил учёбу( всё начинается и не заканчивается), поработал неделю у хозяина в гараже. Тот быстро понял ему цену и отказал под благовидным предлогом, уплатив пока за 3 дня. Теперь Веня пытается найти другую работу до армии, но что он умеет? Он, бедняга, сам не понимает, что он не умеет быть аккуратным, а это сразу видно, и для работы немаловажно. Если служба пройдёт без психбольницы, мне повезёт. Но кажется мне, в силу своего заболевания, он не жилец на этом свете в обычном понимании. Это не даёт мне жить спокойно и не просыхают мои глаза от слёз. Только поговорить не с кем, все чужие. Даже наш знакомый врач-психиатр Гарик считает, что это - просто распущенность и плохое воспитание. Тем самым поддерживает Юру в его мнении. Так что сама понимаешь, как мне хорошо. Плюс Юрины истерики из-за отъезда. Не дай бог сказать мне, что он что-то не так делает. Галина(Борисовна) слава богу, далеко, в основном, живёт у своих знакомых в Афуле. Я ходила на проверку, назначили биопсию, но это будет через месяц. Уровень медицины высокий, но очереди не меньше наших, а бумажек ещё больше. Мне здесь всё не так. Даже то, что бесспорно лучше. Это всё из-за Вени, я вижу, что другие спокойнее. О работе страшно думать, моя специальность здесь не очень нужна, а больше я ничего не умею и талантов нет. Счастья тоже. Экономлю, как могу, но деньги уплывают. Раз в неделю ездим к деду( дяде Галины Борисовны). Мне его очень жаль - одинок он беспредельно, но закидоны - не обрадуешься. Слышит плохо, многое не понимает, а объяснить невозможно. Ни наследством, ни квартирой даже не пахнет, я это чувствовала ещё дома. Квартира наша теперешняя меня угнетает. Зря, конечно, у меня и такой своей не будет. С ужасом думаю о том, что если придётся переезжать через полгода, как это будет тяжело физически и материально. В общем, учусь и плачу.
Напиши о себе , как поездка, что было с ремонтом, как Витя себя чувствует, что у Андрея. Фима-массажист уехал. Люська , как я завидую бабам, у которых мужья соображают, что к чему в жизни и у которых нормальные дети. Извини за такое письмо. Вечный камень у меня на душе. Целую вас. Пишите. М.

      1. Люська, дорогая! Я как прочитала твоё письмо , так сразу вспомнила Маяковского—« Если бы выставить в музее плачущего большевика…». Молодец! Спасибо! Жаль, конечно, что я не знаю всех подробностей ремонта, но скажи мне, что же было с потолком в спальне? Натянули сетку? Но даже если нет, я рада , что ты выжила после всего. Осталось пережить малярку. А мы живём в этой новой квартире, боимся что-то поломать, испортить, испачкать, в доме неуютно, а сейчас ещё и холодно, а на душе не лучше. Никак не могу привыкнуть к двоюродной родине. С души воротит, хотя я это зря - жиды этого не заслужили. Захоронить мамин и Яника прах ещё не могу, обещали пробить разрешение через Иерусалим. Это же надо , такой грех - кремировать. Мать их…сколько нервов стоят объяснения бородатым козлам в похоронной конторе. Дядя пытался это сделать в Петах-Тикве, дал раввину 200 шекелей, но бес толку. Он, правда, мотивировал это тем, что Юра необрезанный, и даже пытался его заставить это сделать, но Юра в последний момент плюнул на эту дурацкую затею и слава богу. А ещё он заставил нас прибить мезузу возле двери. Это такая планочка с какими-то буквами. Они все целуют пальцы и прикладывают к ней, когда входят в дом. Венька тоже не хочет. Сейчас он в кибуце на полном пансионе. Но умудряется пить кровь по телефону. Говорит, что будет там до армии, но я жду его каждый день. Человек такой - сам не знает, чего хочет. Какая ужасная    у меня судьба - испытывать облегчение от его отсутствия, как будто сбрасываешь непосильную ношу. Но всё равно этот крест на мне до последней минуты жизни, может моей или его. В общем, как с Яником. Юра уезжает утром, приезжает вечером, а я встаю в 6, кручусь, готовлю завтрак, в 7-30 ухожу на курсы инженеров-строителей. Час на дорогу, а там - холодина, в здании ремонт, шум, в коридорах стёкла выбили, за 5 часов околеваю. И вообще, остохренело учиться, а без этого ( а может даже и с этим) работать невозможно. Курсы на 6 месяцев, хожу уже неделю. Чувствую себя средне.
Все магазины рядом, понемногу подкупаю, но холодильник такой огромный, что в него можно затолкать продуктов на полгода. У нас появилось немного знакомых, но думаю, жизни нашей уже не хватит стать взаимно настоящими друзьями, как дома. За всё время, что мы здесь, я себе купила босоножки и сапожки на зиму. Получили наш багаж и Галины Борисовны. Но это меньшая часть, а «Ренессанс» и спальня родителей ещё на складе в неизвестном состоянии. Нужно бы забрать , да некуда. Многое нужно продать, многое продала за гроши. Сюда стоило бы привести для себя японский магнитофон, плейер, видео, но не выпуская из рук. Веня купил себе плейер и магнитофон. Хрустальные люстры хоть выброси. При высоте комнат 2,5м и дорогой электроэнергии они просто не нужны, а у меня их 3 штуки, да ещё 4 штуки простых. Машина стиральная у нас чудесная но глажу утюгом. Спим на кушетках, болят мои кости. Вены на ногах вылезли ещё сильнее. 
Эмка хнычет из Филадельфии.

Игорь купил на паях с приятелем кошерный магазин в Нью-Йорке, 

но получалось плохо, продал с свою долю с убытком, вернулся в Филадельфию, учит язык. Эмка работает в парикмахерской у русской. Ты же знаешь : наши хуже местных в сто раз, но всё же 850; - это существенно. Община им помогает. Жизнь там в 3-4 раза дешевле здешней. Нолик сгинул, но они с помощью адвоката собираются его разыскивать, вручить письмо от папы с указанием суммы денег, остаётся только упросить деда это сделать и, очевидно, заверить у нотариуса. Военная пенсия нашего деда всё ещё проходит инстанции, здесь это ужасно долго, но, если доживёт, то получит положенное за весь год со дня подачи заявления. Слава богу, он без фокусов, без капризов, гуляет сам, сам ест и всё остальное, дай бог так и дальше. На следующий год ( с 1.07.90) постараемся остаться в этой квартире, если потянем материально, Вообще, перспективы непонятные, скорее всего придётся купить. Ссуда = 37500$, деду 16000$, квартира стоит минимум 75000$. Нужно ещё 5 гарантов и работа, чтобы выплачивать ссуду. Поэтому картины не могут особенно долго лежать, а кольца мамины здесь не состояние, а носить их мне ни к чему. Машину купим , когда деда признают инвалидом, т.к. ему скидка – 50%. Люся, у нас есть только ваши старые фотографии. Может быть есть поновее? Что у Андрея? Как Настя? Про Зойку не спрашиваю. Что у Аньки? Как Витя? Как себя чувствуешь? Как хочется вас увидеть , посидеть на кухне, как раньше. Так домой хочется, только некуда и нельзя. Я всё сделала правильно. Целую. Пишите , дорогие. М