История, Наука, Искусство: 04/08/13

Поиск по этому блогу

2013-04-08

Харченко Николай Федорович

Харьков - ФТИНТ - Воспоминания Еременко В.В.




" Друг много вещей, но критик он мобильной `т"
( Берн Уильямс )


В Харьковском университете Николай учился на ядерном отделении физико-математического факультета и окончил его в 1960 году. В моё время (в 50-ые годы) с анкетными недостатками попасть на это отделение было невозможно. К анкетным недостаткам, прежде всего, относился неблагополучный 5-ый пункт и пребывание на территории, оккупированной немцами во время второй мировой войны, будь ты даже и в несмышленом возрасте. Девушек вовсе на это отделение не брали даже на кафедру теоретической ядерной физики. К концу 50-х годов наступило некоторое послабление. Мне известны отдельные случаи. Илья Ахиезер и, если не ошибаюсь, его младшая сестра Зоя, в своё время были приняты и окончили физико-технический факультет, в который преобразовалось ядерное отделение физико-математического факультета. Конечно, авторитет Александра Ильича Ахиезера мог преодолеть такое пустяковое препятствие, как неблаговидный 5-ый пункт его детей. Если не ошибаюсь, этот факультет окончил и Евгений Чудновский, у которого 5-ый пункт анкеты был в таком же плачевном состоянии, как и у Ильи Ахиезера. Жене, по-видимому, помогло то обстоятельство, что его дед был близким соратником Ленина и стоял у истоков создания советского государства. *)
У Николая Харченко не было влиятельных родственников, но не было непорядка в 5-ом пункте анкеты. Всё же у него был анкетный недостаток: он пребывал на оккупированной немцами территории. Правда было ему тогда 2-4 года от роду. Родился Коля в 1939 году. Отец его - Фёдор Михайлович - был членом коммунистической партии, ушёл на фронт в 1941 году и в 1943 году погиб. До войны отец преподавал естествознание в сельской школе (с. Рублёвка Котельниковского района Полтавской области). Там же работала учительницей младших классов мать - Харченко (Явецкая) Варвара Егоровна. Она и поставила всех четверых детей на ноги, все они получили высшее образование. Николай - третий ребёнок в семье. У него есть старшая сестра Лариса (преподаватель ПТУ в г. Полтава), старший брат Владислав (ведущий научный сотрудник киевского института теоретической физики Национальной Академии Наук, доктор физико-математических наук, профессор) и младший брат Иван (заместитель директора Внуковского завода огнеупоров, Московская область).
С физикой (и даже с нашим институтом) связаны и жена Николая - Харченко (Литвиненко) Людмила Трофимовна и их сын Юрий. Людмила Трофимовна много лет работала в отделе низкотемпературного магнетизма (в группе Ю.А.Попкова); она соавтор нескольких совсем неплохих работ. Юрий работает в том же отделе, он способный научный сотрудник.
Начало научной работы Н.Ф.Харченко относится ещё к студенческим годам. Его дипломная работа - измерения глубины «ямы» методом пролёта частиц - связана с ядерной физикой. Во ФТИНТе Николай Фёдорович работает с первых дней создания института Сначала - в отделе Ю.П.Благого он был привлечён к решению важных прикладных задач, связанных с проблемой создания миниатюрного криоожижителя и физики криогенных жидкостей. Я в это время руководил (вернее, её организовывал) лабораторией электрических и оптических свойств твёрдых тел в отделе Б.И.Веркина. Познакомившись с Колей предложил ему поступить в аспирантуру к Б.И.Веркину, пообещав повседневное внимание с моей стороны. Юрию Павловичу не хотелось терять толкового сотрудника, но и препятствий он чинить не стал. С тех пор (с 1963 года) вот уже скоро полвека мы сотрудничаем. Николай посвятил себя магнитооптике упорядочивающихся сред. Эта область физики потребовала от него не только экспериментального мастерства, но и профессионального владения методами современной теоретической физики. В этом особенности его стиля исследовательской работы, принесшие прекрасные результаты, кратко изложенные в ниже приводимом его Curriculum Vitae . Ниже приводятся также краткие сведения о руководимом им отделе.

Сотрудничество и общение с Николаем и по сей день радует меня. Я с удовольствием передал ему руководство отделом во ФТИНТе и чтение магнитного спецкурса на кафедре общей физики университета.

*) В последствии Е.Чудновский стал диссидентом, активно боролся за право эмиграции, организовал харьковский семинар физиков, которым было отказано в эмиграционной визе и которые лишились места работы по специальности (семинар «отказников»). Я в конце 60-х годов был оппонентом на защите кандидатской диссертации Е.Чудновского, а Илья Ахиезер, мой давний друг, был его руководителем. Установились добрые отношения, которые сохранились и после иммиграции Е.Чудновского с семьёй в США. Там он стал профессором Нью-Йоркского университета, работает очень успешно. Мы встречались на конференциях и в Европе, и в США. Однажды я побывал у Жени в гостях - и на его кафедре, и в доме. И тогда он мне рассказал о его собеседовании с секретарём харьковского обкома партии Ивашко. На вопрос последнего: «Как же так, ваш дед был соратником Ленина, а вы ...?» - Женя ответил: «Человеку свойственно ошибаться ..» и-тем поверг товарища Ивашко в раздумья.

Десятилетие отдела. Кто-то веселится и танцует, а Коля помнит о главном
 Спорим и во время праздника. 10-летие отдела. Слева на право: Л.Повстяный, Н.Харченко, Ю.Попков



10-летие отдела. Людмила Трофимовна + Николай Фёдорович Харченко




 Всесоюзная конференция по магнетизму. Донецк, 1985г. Слева на право: Н.Ф.Харченко, А.Бибик, В.М.Науменко, А.А.Мильнер, А.Сафронеев, С.Л.Гнатченко



Донецк, 1985г. Н.Ф.Харченко и А.Б.Безносов


 Сентябрь 1993года. Аскона (Швейцария). Конференция по магнитоэлектрическим явлениям в кристаллах



Сентябрь 2003 года, Крым, г. Судак. НАТОвская летняя школа «Магнитоэлектрические взаимодействия в кристаллах». Второй справа - Н.Ф.Харченко


Сентябрь 2003 года, Крым, г. Судак. Вся группа участников Натовской школы «Магнитоэлектрические взаимодействия в кристаллах» ..



2003 год. В кабинете заместителя директора, члена-корреспондента С.Л. Гнатченко (крайний справа). Крайний слева - член-корреспондент Н.Ф.Харченко. В центре - академик В.В.Еременко


Государственная премия Украины 2004 года за цикл работ - «Оптические и магнитооптические исследования антиферромагнетиков». Сидят: В.П.Гнездилов, С.Л.Гнатченко, министр образования Николаенко, председатель Комитета по Госпремиям, президент НАНУ Б.Е. Патон, министр науки Кремень, И.Е Чупис, Э.Г. Петров. Стоят: Н.Ф.Харченко и В.И.Фомин.






Отдел Создан усилиями к.ф.-м.н. Еременко В.В. в 1963 году.
В 1986 ГОДУ отдел возглавил д.ф.-м.н.
Харченко Н.Ф.
Основные направления исследований:
  • Магнитооптические свойства магнитоэластиков, антиферромагнитных магнитоэлектриков и пьезомагнетиков.
  • Магнитооптическая визуализация 180-градусных антиферромагнитных доменов и управление их структурой.
  • Магнитные спин-ориентационные фазовые переходы и магнитное фазовое расслоение в антиферромагнетиках.
  • Индуцированные магнитным полем структурные фазовые переходы.
  • Магнито-резонансные свойства низкоразмерных магнетиков и металло-органических соединений.
  • Магнитные, магнито резонансные и магнитооптические свойства многослойных систем типа магнитный / немагнитный металл.
  • Статические и динамические магнитные свойства узкозонных соединений на основе г - и е - элементов.
  • Динамические свойства слоистых диэлектриков.
  • Спонтанные и индуцированные фазовые переходы в слоистых соединениях редкоземельных ян-теллеровских ионов.
  • Сверхтонкие взаимодействия в магнитоупорядоченных кристаллах.
Научно-исследовательские группы






БИОГРАФИЯ


Фамилия:

Харченко

Имя:

Николай (Николай)

Отчество:

Федорович

Дата рождения:

1939

Образование и Академические записи:
Харьковский государственный университет, Харьков, Украина:
Студент физико-математического ф-т 1955 - 1960;
Магистр естественных наук по физике 1960 года.


Физико-технический институт низких температур физико-технический Национальной академии наук Украины, Харьков, Украина:
-Ph.D. (Кандидат наук) в области физики, 1969;
-Доктор физики твердого тела, 1984;
-Профессор в физике твердого тела, 1993;
-Член-корреспондент Национальной академии наук Украины, 1995;

Занятость:
Физико-технический институт низких температур им
Национальной академии наук Украины:
-Младший научный сотрудник, 1961-1963
-Выпускник ВУЗа, инженер-исследователь, 1963-1969
-Ученый, 1969-1972
-Старший научный, 1972-1985
-Начальник "оптики и магнетизма твердых тел" Отдел, 1985-сегодня.


Харьковский государственный университет, Харьков, Украина:
Профессор кафедры общей физики (по совместительству),
курсы с 1984 - до настоящего времени:
"Физика магнитных явлений" и "Магнитооптика магнитоупорядоченных твердых телах"
Область научных интересов

-Магнитооптика магнитоупорядоченных твердых веществ;
-Время-вспять антиферромагнитных доменов;
-Магнитные фазовые переходы и нескольких фазовых магнитных доменов;
-Фотоиндуцированное магнитных явлений;
-Магнитное поле индуцированных структурных фазовых переходов.
-Обмен смещения

Основные научные результаты:

выявление, анализ симметрии, расследования и применения новых магнитооптических эффектов: линейный магнитооптический эффект и квадратичных в ротации магнитного поля плоскостью поляризации света, который допускается только в магнитоупорядоченных сред.



Основные публикации:

книги:

Еременко В.В., Харченко Н.Ф., Литвиненко Ю.Г Науменко В.М., "Магнитооптика и спектроскопия антиферромагнетиков" , Изд-во "Наукова думка", Киев, 1989, сс. 262 "Магнитооптика и спектроскопия антиферромагнетиках" по VVEremenko, NFKharchenko, Ю.Г. Литвиненко, В. М. Науменко, М.: Мир, pp.276, 1992.

отзывы:

Еременко В.В. и Харченко Н.Ф. "Поле-индуцированные спин-ориентационных фазовых переходов в Нееля Ферримагнетики I и II", фазовые переходы, т.1, стр. 1-98, 1979 и, т.1, с.207-268, 1980
Еременко В.В., Харченко Н.Ф. "Линейная магнитооптический эффект в магнитоупорядоченных кристаллах" Sov.Sci.Rev.A -. Phys, т.5, с.1-98, Харвуд академия, 1984.
Еременко В.В., Харченко Н.Ф. "Магнитооптика антиферромагнетиков", Физика (Откр. секции Phys.Lett.), V.155, N6, p.379-401, 1987.
Харченко Н.Ф., "Линейная магнито оптический эффект как проявление высокого порядка магнитоэлектрического эффекта", Сегнетоэлектрики, v.162, № № 1-4, с.173-189, 1994.

Последние публикации:

Харченко Ю.Н., Н.Ф. Харченко, Р. Шимчак, М. Баран, "Спонтанное несоразмерной фазы кристалла в ЯТ KDy (MoO 4 ) 2 кристалл? ", низких температур. Phys. 24 (9), 689-692, 1998.
Miloslavska В.О., Харченко Ю.Н., Харченко Н.Ф., Юрко В.Г., Stupakewicz А., Maziewski А., "Фотоиндуцированные магнитные линейный дихроизм в ЖИГ: CO фильм", ФНТ, т.28 (4), с.384-387 , 2002, (LTP, т.28 (4), стр. 267-269 (2002)
Харченко Н.Ф., Desnenko В.А., Харченко Ю.. Н., Шимчак Р., Баран М., "Немонотонная температурная зависимость спонтанной намагниченности антиферромагнитного кристалла LiCoPO 4 ", ФНТ, т.28 (8-9), с.899-905., 2002, (LTP , 28 (8), pp.646-652, 2002)
. Харченко Ю., Харченко Н., Баран М., Шимчак Р., "Слабый ферромагнетизм в магнитоэлектриков LiCoPO 4 и LiNiPO 4 ", в книге" MEIPIC, Наука НАТО серии II:... Математика, Phys и Chem; Вольтерс акад. Изд. " Том 166, pp 227-234., 2004, (http://ru.arxiv.org/abs/ cond-mat/0310156).
Хрусталев В.М., Харченко Н.Ф., и Савицкий В.Н., "Поле-индуцированный магнитный фазовый переход в LiNiPO 4 ", в книге" магнитоэлектрического взаимодействия явления в кристаллах (MEIPIC-5) ", Kluwer Academic Publishers p.235-240, 2004.
























Брауде Семён Яковлевич

Харьков - Физика - Радиолокация - Радиоастрономия


Выступление на митинге по поводу
открытия мемориальной доски
памяти С.Я.Брауде


Сегодня было много сказано о Семёне Яковлевиче Брауде как выдающемся учёном - он активный участник создания радиолокации, основатель радиооксанографии и декаметровой радиоастрономии. Не будучи ни радиофизиком, ни радиоастроном трудно в достаточной мере глубоко осознать величие его научных достижений и всё же мне кажется, что даже не профессионалы, не физики понимают, что сегодня мы говорим о незаурядном учёном, человеке, принёсшим славу и Харькову, и Украине.
Но прежде всего, мне хочется сказать несколько слов о человеческих качествах Семёна Яковлевича. У нас с Семёном Яковлевичем заметная разница в возрасте: он - ровесник моих родителей. Семья Брауде - Семён Яковлевич и Надежда Михайловна -. Большую часть жизни прожили в одном из домов микропосёлка Украинского физико-технического института по улице Чайковского ЭТО ТАКОЙ небольшой Поселок На улице Чайковского, где жили многие известные харьковские физики, где они общались в неофициальной обстановке, обсуждали свои результаты, и события в стране и вне её, просто судачили, одним словом, жили, дружили, иногда ссорились. Такая большая семья. Работали в одном институте - УФТИ. Потом и УФТИ выделились ИРЭ, ФТИНТ, но семья сохранилась.
Я бывал в этом дворе и в довоенное время, но не могу похвастать, что память сохранила что-либо о Семёне Яковлевиче того времени. Знаю только (со слов моей матери - Наталии Мироновны Цин), что когда были введены научные степени кандидатов и докторов наук, то многим известным уфтинским физикам были присуждены степени без защит. У Семёна Яковлевича уже в те годы были результаты докторского уровня, но степень ему была присуждена кандидатская. Кого-нибудь другого такое решение могло обидеть и даже помешать дальнейшей работе. Но не таков был Семён Яковлевич. Он очень быстро написал текст докторской диссертации защитил её блестяще.
Семёна Яковлевича довоенных лет не помню, но хорошо помню его с первых послевоенных лет. В одном из домов этого микропосёлка - некоего замкнутого мира - жил и я в свои школьные и студенческие годы. В эти годы мне представилась замечательная возможность наблюдать Семёна Яковлевича в повседневной жизни. Чрезвычайно нравились его общительность и доброжелательное отношение к людям. В трудные послевоенные годы в отношениях людей и даже (а может быть, особенно) людей науки чувствовалось влияние табели о рангах. Ничего подобного не было в поведении Семёна Яковлевича - ему были интересны все из его окружения. Конечно, чаще всего можно было видеть Семёна Яковлевича, беседующего с кем-либо из физиков - Александром Ильичём Ахиезером, Ильёй Михайловичем Лифшицем и др. По-видимому, им было о чём говорить. Но очень часто Семён Яковлевич останавливался побеседовать просто с приятными ему и знакомыми ему соседями по двору.
Чаще всего Семёна Яковлевича можно было встретить с его женой - Надеждой Михайловной. Их любовь, взаимное обожание были очевидны. Больше всего обращало на себя внимание радушие Семёна Яковлевича - он был искренне рад встрече с друзьями, коллегами. Улыбался при встрече почти с каждым из уфтичан
Мальчишкам уфтинского двора часто доставалось от маститых физиков. Во-первых, потому что шумные забавы отвлекали их одаренных чад от серьёзных занятий, а во-вторых, потому, что эти забавы были не только шумными, но иногда и небезобидными. Семён Яковлевич же всегда наблюдал за нами с улыбкой и было видно, что его ни шум, ни озорство не раздражают.
Став постарше, я понял, как любит свою семью Семён Яковлевич, как он дорожит ею. С каждым годом это ощущалось всё сильнее - и по отношению к Надежде Михайловне, и по отношению к дочери Ире, и к внукам.

Семья. Мне кажется, Семён Яковлевич был прекрасным семьянином - в присутствии Надежды Михайловны или их дочери Ирины он весь светился какой-то счастливой улыбкой. Думаю, что и внуков он любил безгранично, хотя внешне к ним был строг.
Уже тогда - в конце сороковых и начале пятидесятых годов прошлого столетия - Семён Яковлевич был маститым учёным, доктором наук, профессором. Но характер его поведения, отсутствие малейшего намёка на какую-либо заносчивость, снобизм говорил о скромности этого человека. Гораздо позже, пришлось слышать от Семёна Яковлевича - уже академика - фразу, свидетельствующую о его исключительной скромности: «Я не учёный. Я - научный работник ». К учёным Семён Яковлевич относил тех, кто занят был общими проблемами физики, мироздания - Альберта Эйнштейна, например, или, в крайнем случае, Льва Давидовича Ландау, с которым он был хорошо знаком. Кстати, нечто похожее, но с долей сарказма говорил и Лев Давидович: «Я - научный сотрудник. Это кот - учёный ». По-видимому, имел в виду пушкинского кота, что «ходит по цепи кругом». При всей мягкости и интеллигентности поведения Семёна Яковлевича, он был настойчив в достижении поставленной цели, когда был убеждён в её разумности. Результат налицо - создание гигантского радиотелескопа в Граково, организация двух институтов - Института радиофизики и электроники и Института радиоастрономии.
Несколько слов о мужестве Семёна Яковлевича. Однажды он перенёс тяжелую болезнь. После такой встряски многие теряют интерес не только к творчеству, но и к самой жизни. Семён Яковлевич нашёл в себе силы не только встать на ноги, но и сохранить своё радушие, любовь к семье, интерес к работе. До последних дней жизни он был полон энтузиазма и интереса к своей научной работе.

Семён Яковлевич был светлым человеком, помимо таланта учёного, исследователя, обладал тем, что принято называть здравым смыслом. С ним было интересно и приятно беседовать. Однажды, накануне очередных выборов в Академию наук Украины, при встрече Семён Яковлевич сказал мне: «Я слышал, что на Учёном Совете Вы выступили против выдвижения ...» и он назвал имя общего знакомого, достаточно известного физика. И продолжал: «Не следует этого делать, в Академии это не принято; там достаточно умные люди и им достаточно, если Вы похвалите его конкурента ». С тем пор я всегда придерживаюсь этого совета Семёна Яковлевича, взяв его за правило для себя.
У Семёна Яковлевича была светлая голова и за свою долгую жизнь он убедился во многом. В частности, в том, что иногда от академической дипломатичности нужно отказываться, если речь идёт о принципах. В один из ранних постперестроечных годов Семён Яковлевич не последовал совету, который он сам мне когда-то дал: он на Общем собрании Академии выступил против кандидатов, специализирующихся в гуманитарных областях науки, сказав, что многие годы они нас убеждали в одном, а теперь пишут совсем иное, но никаких серьёзных исследований с новых позиций ещё не успели провести. Надо им дать хотя бы год-два для того, чтобы они могли выполнить серьёзные исследования. Речь Семёна Яковлевича так увлекла меня, что и я не удержался от выступления в его поддержку. И Собрание академиков прислушалось к нашему мнению.
Семён Яковлевич любил людей, старался щадить их самолюбие, но от своих убеждений не отказывался.
Радиоастрономия и физика низких температур - не очень близкие разделы современной физики. Встречаясь с Семёном Яковлевичем, откликаясь на его заинтересованность в том, что нового в физике, всегда хотелось рассказать и о том, что самому удалось сделать, и о том, что произошло значительного в нашем разделе физики - криогенике. Но рассказывать не специалисту, а в то же время человеку эрудированному и. главное, интересующемуся сутью, не так то просто. Сам Семен Яковлевич делал это блестяще, он поистине был замечательным докладчиком и популяризатором. Слушать его выступления с научными сообщениями очень любил Б.Е.Патон. Этому искусству учил Семён Яковлевич своих учеников и очень радовался их успеху. Однажды мы с Семёном Яковлевичем о чём-то беседовали в его маленьком, скромном кабинете в институтском здании на улице Краснознамённой. В это время Семёну Яковлевичу позвонил Б.Е.Патон и, по-видимому, похвалил доклад А.А.Коваленко (будущего академика) на заседании Президиума академии. Лицо Семёна Яковлевича осветилось такой доброй улыбкой и он с гордостью ответил Борису Евгеньевичу: "Это мой ученик!" Семёну Яковлевичу было значительно за 90 лет. Не всегда в таком возрасте сохраняется способность радоваться успехам коллег, пусть даже и своих учеников.
Я старался учиться у Семёна Яковлевича искусству докладывать научные результаты широкой аудитории не только специалистов. Академическая аудитория очень сложна - присутствуют и специалисты, и физики из смежных областей, и совсем не специалисты, скажем, гуманитарии. И надо рассказать так, чтобы слушатели поняли или хотя бы приблизились к пониманию, Сложная задача!

Семён Яковлевич прожил долгую, наполненную, замечательную жизнь. Не преувеличивая, можно сказать, что он жил в будущем.
Сегодня, в день открытия мемориальной доски, посвящённой памяти Семёна Яковлевича Брауде, следует поздравить сотрудников института и, особенно, его дирекцию с этим событием. Поблагодарить скульптора за очень удачную, талантливую работу. Поблагодарить власть имущих лиц города, осознавших значение замечательного учёного и светлого человека - С.Я.Брауде, хотя и занимавшегося делом, далёким от насущных проблем города, но принесшим и городу и стране мировую славу.
Сегодня мы разделяем печаль и радость близких Семёна Яковлевича - Надежды Михайловны, Ирины Семёновны и его внуков - Миши и Олега.

Спасибо за внимание. 

 Семён Яковлевич Брауде

 Семён Яковлевич, дочь Ира и
Надежда Михайловна Брауде 0,1950 г.

9 сентября 2004г. Открытие мемориальной доски С.Я.Брауде на административном здании Института Радиоастрономии, г.Харьков, улица Краснознамённая.


 Семен Яковлевич Брауде

28 января 2001 года исполнилось 90 лет выдающемуся украинскому радиофизику И Радио астроному академику С.Я. Брауде.
Семен Яковлевич начал свою научную карьеру в замечательном научном учреждении - Украинском Физико-Техническом институте (УФТИ), куда он поступил в 1933 г. через год ПОСЛЕ окончания физфака государственного Физико-химико-математического института, позднее влив шегося в Харьковский УНИВЕРСИТЕТ. В УФТИ тех лет была удивительная творческая атмосфера. Там работало много молодежи, составившей впоследствии цвет советской науки. Достаточно упомянуть лишь имя Л.Д. Ландау. Но сейчас ясно, сколь это было непростое время, Наука развивалась НЕ Только Под «марш энтузиастов» (достаточно вспомнить «Дело УФТИ»).
Угроза войны была недвусмысленной. Наука И техника рассматривались КАК Основа Обо роноспособности СССР. Радиолокация и связь - вот те направления, которым долгие Годы Будет отдавать СИЛЫ С.Я. Брауде.
В лаборатории электромагнитных колебаний А.А. Слуцкина Семен Яковлевич занимается созданием мощных генераторов На магнетронах, причем интерес к ним сохранит на долгие годы. Уже в 80-х годах он, наконец, решит долго не дававшееся ему уравнение, описывающее движе ние электрона в неоднородных скрещенных полях, разработав «обратный» подход с помощью нелинейных преобразований известных (линейных) уравнений. Чем-ТО ЭТО напоминает современ ный бурный натиск На нелинейные уравнения в частных производных методом «обратной зада чи ». Одержимость в достижении цели очень характерна для Семена Яковлевича. Другая харак терная Черта деятельности Семена Яковлевича, проявившаяся уже в те годы, - сочетание экспериментальных И теоретических исследований. Причем высочайший уровень демонстриро вался в обоих подходах. Участие С. Я. Брауде в создании первых советских радиолокаторов, ИХ испытаниях И совер шенствовании открыло новую страницу в ЕГО деятельности. Он был откомандирован в Институт Связи РККА, ЕГО Интересы Постепенно переключаются На исследование распространения Радио волн Над Земной, а впоследствии над морской поверхностью. В послевоенном УФТИ руководи мые ИМ Отделы тесно связаны с военными моряками, организуются экспедиции на Балтику, На Черное море. Эти исследования приводят к. обнаружению резонансного рассеяния радиоволн Морской поверхностью, становятся основой для пионерских теоретических работ. Формируется работоспособный коллектив.
В рамках УФТИ, все более ориентированного на ядерную программу, радиофизике И электро нике становится тесно. Вместе с А.Я. Усиковым Семен Яковлевич организует в составе Украинской Академии НАУК ИНСТИТУТ Радиофизики И Электроники - ИРЭ, Где Семен Яковле вич начинает новую грандиозную программу - создание низкочастотной (декаметровой) РА диоастрономии, которая продолжается и по сей день.
Конкретную идею подает И.С. Шкловский: никем ЕЩЕ НЕ обнаруженные Линии сверхтонкого расщепления основного состояния азота (аналог линии 21 см водорода, в котором изучается Галак тика) лежат в декаметровом диапазоне. С.Я. Брауде СО СВОИМ коллективом строит декаметровый радиотелескоп - - фазируемую антенную решетку, масштабы которой и сейчас поражают: 1 км х 2 км - размеры антенного поля. Разработанный проект исключительно экономен. Строится минимальный Вариант - Т-образная антенна, которая впоследствии получит название УТР, - сначала 1-й, а затем 2-й вариант. Аппаратура предельно удешевлена. Используются стандартные узлы. Вибраторы сваривают вручную в мастерских ИРЭ. Кабели достают, используя бюджет Академии. Разумеется, без помощи ВПК даже такое строительство было бы немыслимо. НО возможности узконаправленных связных антенн - решающий аргумент для власти. Работа на УТР - отдельная страница в биографии Семена Яковлевича Брауде. До сих пор, уже более четверти века, ЭТО единственный Серьезный декаметровый радиотелескоп в МИРЕ. Коллектив блестящих радиофизиков И радиоинженеров успешно переучивается На радиоастрономов. Поиск Линии азота оборачивается замечательным открытием Л.Г. Содиным и А.А. Коноваленко декаметровых рекомбинационных радиолиний. Инструмент становится известным в мире. Теперь Уже рамки ИРЭ сдерживают размах И планы С.Я. Брауде. Вместе с Л.Н. Литвиненко он организует Радиоастрономический институт, в котором предполагается развивать всеволновую радиоастрономию.
Ограниченные возможности одного радиотелескопа заставляют Семена Яковлевича сделать следующий шаг. С присущим ему размахом в Радиоастрономическом институте НАН Украины разрабатывается (большим коллективом сотрудников ВО главе с С.Я. Брауде И ЕГО ближайшим учеником А.В. Менем) и строится (с участием ряда других академических институтов) целая Система декаметровых радиотелескопов, образуя уникальный радиоинтерферометр УРАН (Украинский радиоинтерферометр Академии наук).
Низкочастотная радиоастрономия заняла свою достойную нишу в мировой науке. На телеско пах часты Иностранные ГОСТИ, ведутся совместные проекты с учеными многих стран.
Семен Яковлевич, несмотря на увеличивающийся груз лет, предельно активен. ОН осваивает английский (дополнительно к немецкому - языку науки времен его молодости), выступает с яркими докладами. Его деятельность - Достойный Пример # НЕ Только выдающегося научного Творчества, но и борьбы с недугами возраста.
С. Я. Брауде - кавалер многих государственных и научных наград, член ученых обществ европы И Мира. Он автор множества статей, обзоров, нескольких книг, Глава признанной в МИРЕ научной школы.
Коллектив сотрудников и редакция журнала, членом редколлегии которого Семен Яковлевич является, желает ему здоровья и максимального продления его творческого долголетия.

Редакционная коллегия











Сухаревский Борис Яковлевич

Харьков - Донецк - Израиль

«Где-нибудь на остановке конечной
скажем спасибо и этой судьбе,
но из грехов своей родины вечной
не сотворить бы кумира себе. »
(Б.Окуджава)


Борис окончил физико-математический факультет Харьковского университета двумя годами ранее меня. В студенческие годы мы не были знакомы. Борис учился у Б.Я.Пинеса на кафедре физики твёрдого тела с уклоном в рентгеноструктурный анализ, а я у Б.И.Веркина на кафедре экспериментальной физики со специализацией «физика низких температур» Наши пути долго не пересекались: после окончания университета Борис работал в Институте огнеупоров, соответственно поведение твёрдых тел (преимущественно окислов) при высоких температурах, я же в Киевском институте физики исследовал оптические и фотоэлектрические явления в полупроводниковых и молекулярных кристаллах при низких температурах. Выступали мы с докладами на совершенно разных конференциях: современная физика очень дифференцирована.
Мы познакомились и подружились с Борисом, когда оба оказались во ФТИНТе. В первые годы пребывания Бори во ФТИНТе наши научные интересы были довольно близки: каждый из нас кое-что сделал в области физики сверхпроводников второго рода, в физике фазовых переходов в твёрдых телах и т.д. Однако вскоре директор ФТИНТа Б.И.Веркин привлёк Бориса с его всесторонней эрудицией к организации и проведению исследований в области физики биологически активных макромолекул. По-видимому, отправная идея базировалась на теоретической работе Литтла, предсказывающей возможность сверхпроводимости в длинных одномерных системах, которыми могли быть макромолекулы. Борис с энтузиазмом работал в этом направлении и получил ряд значительных результатов. При его участии был разработан оригинальный метод кристаллизации ДНК, получены монокристаллы способных биологически функционировать фрагментов молекул ДНК. Ему удалось при содействии Б.И.Веркина и Б.Е.Патона приобрести ультрасовременный по тем временам рентгеновский аппарат SINTEX и получить рентгенограммы кристаллов ДНК. А разве можно забыть эстетически красивые цветные микрофотографии кристаллов ДНК.
Борис очень активно проработал во ФТИНТе 13 лет. Его научный авторитет в институте был достаточно высок. Недаром Веркин часто приглашал Бориса для научных «разборок» на семинары. Однако отношения с Борисом Иеремиевичем у Бориса Яковлевича на сложились. Борис не оставлял своих успешных исследований в области физики фазовых переходов, а Б.И. настаивал на том, чтобы он полностью сосредоточился на биофизике. Нечто подобное несколько ранее произошло в отношениях с Б.И. и у меня. Он считал, что мой отдел слишком «эклектичен» - и гальваномагнитные явления в металлах, и туннельная спектроскопия сверхпроводников, и антиферромагнетизм. Такое, по его мнению, возможно в криогенной лаборатории обычного института (например, УФТИ), но не в специализированном ФТИ низких температур. Что же - это его право, так может думать директор созданного им института. В душе я с этим не был согласен, так как ещё в аспирантские годы столкнулся со стремлением «великих» к распределению «сфер влияния». Но у меня была возможность отказаться от исследования металлов (эти исследовательские группы целиком с лабораторными комнатами и оборудованием перешли в другие отделы и продолжают успешно работать по сей день). У Бориса Сухаревского такой возможности на было. Он настаивал на продолжении своих исследований в области физики фазовых переходов в твёрдых телах. Закончился этот спор переездом четы Сухаревский - Леонтьева в Донецк, к А.А. Галкину в ДонФТИ. Здесь Борис создал отдел физики фазовых превращений в твёрдых телах, который продолжает активно работать поныне (сейчас им руководит Борин ученик - доктор физико-математических наук Г.Левченко).
Переехав в Донецк, Борис отнюдь не порывал «родственных» отношений со ФТИНТом. Многие-многие диссертации фтинтовских коллег прошли через семинары в просторном кабинете Бориса. Он часто сам оппонировал фтинтовские работы и всегда вдумчиво, критически, но доброжелательно. Он был бесконечно рад, если ему самому удавалось получить значительный результат, но был не менее рад, если обнаруживал красивый и значительный результат в оппонируемой работе. Активно Борис работал и как рецензент журнала «Физика низких температур», издаваемого ФТИНТом и переиздаваемого на английском языке Американским Институтом Физики. Так было долгих 18 лет, пока Борис на заболел ...
.... Среди учеников Бориса Яковлевича Сухаревского 23 кандидата наук и 4 доктора наук. Он был «Учителем». Об этом говорят его лекции прочитанные в Харьковском Государственном Университете, а затем в Донецком Государственном Университете, по многим разделам физики, вплоть до квантовой механики.
Отношения с Б.И.Веркиным постепенно нормализовались и однажды Б.И., будучи главой академической комиссии, инспектирующей деятельность ДонФТИ, назвал Б.Я. Сухаревского своим талантливым учеником, «который в равной степени и теоретик, и экспериментатор». С большой теплотой относился к Борису Александр Александрович Галкин. При переходе Бориса в ДонФТИ у Александра Александровича возникли некоторые затруднения из-за «пятого пункта» в Бориной анкете и обычного в то время для чиновников антисемитизма. Но Александр Александрович преодолел это препятствие, убедив академических чиновников, что «при переходе еврея из одного академического института в другой общеакадемические показатели не ухудшаются».
Можно вспомнить много забавных эпизодов, связанных с Борисом Сухаревским. Однажды на заседании учёного совета ФТИНТа обсуждалась какая-то не интересная для нас с Борисом работа и мы с ним о чём-то увлечённо болтали. Настолько увлеклись «трёпом», что заслужили упрёк Б.И. Веркина, председательствовавшего на заседании совета. Более того, дождавшись окончания доклада, Б.И. «Ехидно» попросил Бориса высказаться по поводу только что заслушанной работы. Лучше бы он этого не делал ... Борис минуту подумал, разглядывая плакаты, потом сделал несколько критических замечаний настолько серьёзных, что при голосовании работа не набрала необходимого числа голосов. Насколько я помню, во фтинтовской практике это был единственный случай отрицательного голосования ....


Но особенно хорош Борис был на отдыхе. Владимир Васильевич Репко (заместитель Б.И. по режиму!) Был родом из села «Революционное», что в 56 километрах о Харькова. Он стал инициатором организации базы отдыха вблизи родного села. Вокруг прекрасный «грибной» лес, рядом река - Северский Донец. Наши семьи - Сухаревские и Ерёменко - были первыми «целинниками», осваивающими плацдарм будущей базы отдыха ФТИНТ. «Грибная охота» (мы с Борисом соревновались в течение многих лет), рыбная ловля и, что наиболее запомнилось, - раки! Борис обожал их в варенном виде, но почему-то терпеть не мог свеже выловленных, живых. Это стимулировало невинную забаву: выныривая с добычей я бросал раков, стараясь попасть в сидящего в лодке Бориса, который неизменно издавал душераздирающий вопль ... На этой базе отдыха выросли и наши дети (Наташа и Игорь Сухаревские, Андрей Ерёменко) и внуки (Даня Сухаревский и Настя Ерёменко) ...
.... А Головинка - небольшое селение вблизи Сочи, где мы дважды проводили отпуск. Море, горная бурная речка. Один из нас располагался у впадения речки в море. А другой «сплавлял» детей по бурному течению. Наташа, Игорь и мой Андрей до сих пор помнят эти счастливые дни ....


 Борис Яковлевич Сухаревский в донецкий период (1989г.?)



 Квацификационный Совет ДонФТИ. В первом ряду, слева направо: Б.Я.Сухаревский, Э.А.Завадский, В.В.Еременко.
 


Памятник на могиле Б.Я.Сухаревского в Израиле.





Майя Плисецкая и Родион Щедрин

Maya Plisetskaya and Rodion Shchedrin



Maya Plisetskaya - choreography - Rodion Shchedrin - music
https://www.youtube.com/channel/UC6SZzjeOevLqcRFPufkfk3A/videos
#ballet #mayaplisetskaya #choreography #rodionshchedrin #dance