История, Наука, Искусство: Брауде Семён Яковлевич

Поиск по этому блогу

2013-04-08

Брауде Семён Яковлевич

Харьков - Физика - Радиолокация - Радиоастрономия


Выступление на митинге по поводу
открытия мемориальной доски
памяти С.Я.Брауде


Сегодня было много сказано о Семёне Яковлевиче Брауде как выдающемся учёном - он активный участник создания радиолокации, основатель радиооксанографии и декаметровой радиоастрономии. Не будучи ни радиофизиком, ни радиоастроном трудно в достаточной мере глубоко осознать величие его научных достижений и всё же мне кажется, что даже не профессионалы, не физики понимают, что сегодня мы говорим о незаурядном учёном, человеке, принёсшим славу и Харькову, и Украине.
Но прежде всего, мне хочется сказать несколько слов о человеческих качествах Семёна Яковлевича. У нас с Семёном Яковлевичем заметная разница в возрасте: он - ровесник моих родителей. Семья Брауде - Семён Яковлевич и Надежда Михайловна -. Большую часть жизни прожили в одном из домов микропосёлка Украинского физико-технического института по улице Чайковского ЭТО ТАКОЙ небольшой Поселок На улице Чайковского, где жили многие известные харьковские физики, где они общались в неофициальной обстановке, обсуждали свои результаты, и события в стране и вне её, просто судачили, одним словом, жили, дружили, иногда ссорились. Такая большая семья. Работали в одном институте - УФТИ. Потом и УФТИ выделились ИРЭ, ФТИНТ, но семья сохранилась.
Я бывал в этом дворе и в довоенное время, но не могу похвастать, что память сохранила что-либо о Семёне Яковлевиче того времени. Знаю только (со слов моей матери - Наталии Мироновны Цин), что когда были введены научные степени кандидатов и докторов наук, то многим известным уфтинским физикам были присуждены степени без защит. У Семёна Яковлевича уже в те годы были результаты докторского уровня, но степень ему была присуждена кандидатская. Кого-нибудь другого такое решение могло обидеть и даже помешать дальнейшей работе. Но не таков был Семён Яковлевич. Он очень быстро написал текст докторской диссертации защитил её блестяще.
Семёна Яковлевича довоенных лет не помню, но хорошо помню его с первых послевоенных лет. В одном из домов этого микропосёлка - некоего замкнутого мира - жил и я в свои школьные и студенческие годы. В эти годы мне представилась замечательная возможность наблюдать Семёна Яковлевича в повседневной жизни. Чрезвычайно нравились его общительность и доброжелательное отношение к людям. В трудные послевоенные годы в отношениях людей и даже (а может быть, особенно) людей науки чувствовалось влияние табели о рангах. Ничего подобного не было в поведении Семёна Яковлевича - ему были интересны все из его окружения. Конечно, чаще всего можно было видеть Семёна Яковлевича, беседующего с кем-либо из физиков - Александром Ильичём Ахиезером, Ильёй Михайловичем Лифшицем и др. По-видимому, им было о чём говорить. Но очень часто Семён Яковлевич останавливался побеседовать просто с приятными ему и знакомыми ему соседями по двору.
Чаще всего Семёна Яковлевича можно было встретить с его женой - Надеждой Михайловной. Их любовь, взаимное обожание были очевидны. Больше всего обращало на себя внимание радушие Семёна Яковлевича - он был искренне рад встрече с друзьями, коллегами. Улыбался при встрече почти с каждым из уфтичан
Мальчишкам уфтинского двора часто доставалось от маститых физиков. Во-первых, потому что шумные забавы отвлекали их одаренных чад от серьёзных занятий, а во-вторых, потому, что эти забавы были не только шумными, но иногда и небезобидными. Семён Яковлевич же всегда наблюдал за нами с улыбкой и было видно, что его ни шум, ни озорство не раздражают.
Став постарше, я понял, как любит свою семью Семён Яковлевич, как он дорожит ею. С каждым годом это ощущалось всё сильнее - и по отношению к Надежде Михайловне, и по отношению к дочери Ире, и к внукам.

Семья. Мне кажется, Семён Яковлевич был прекрасным семьянином - в присутствии Надежды Михайловны или их дочери Ирины он весь светился какой-то счастливой улыбкой. Думаю, что и внуков он любил безгранично, хотя внешне к ним был строг.
Уже тогда - в конце сороковых и начале пятидесятых годов прошлого столетия - Семён Яковлевич был маститым учёным, доктором наук, профессором. Но характер его поведения, отсутствие малейшего намёка на какую-либо заносчивость, снобизм говорил о скромности этого человека. Гораздо позже, пришлось слышать от Семёна Яковлевича - уже академика - фразу, свидетельствующую о его исключительной скромности: «Я не учёный. Я - научный работник ». К учёным Семён Яковлевич относил тех, кто занят был общими проблемами физики, мироздания - Альберта Эйнштейна, например, или, в крайнем случае, Льва Давидовича Ландау, с которым он был хорошо знаком. Кстати, нечто похожее, но с долей сарказма говорил и Лев Давидович: «Я - научный сотрудник. Это кот - учёный ». По-видимому, имел в виду пушкинского кота, что «ходит по цепи кругом». При всей мягкости и интеллигентности поведения Семёна Яковлевича, он был настойчив в достижении поставленной цели, когда был убеждён в её разумности. Результат налицо - создание гигантского радиотелескопа в Граково, организация двух институтов - Института радиофизики и электроники и Института радиоастрономии.
Несколько слов о мужестве Семёна Яковлевича. Однажды он перенёс тяжелую болезнь. После такой встряски многие теряют интерес не только к творчеству, но и к самой жизни. Семён Яковлевич нашёл в себе силы не только встать на ноги, но и сохранить своё радушие, любовь к семье, интерес к работе. До последних дней жизни он был полон энтузиазма и интереса к своей научной работе.

Семён Яковлевич был светлым человеком, помимо таланта учёного, исследователя, обладал тем, что принято называть здравым смыслом. С ним было интересно и приятно беседовать. Однажды, накануне очередных выборов в Академию наук Украины, при встрече Семён Яковлевич сказал мне: «Я слышал, что на Учёном Совете Вы выступили против выдвижения ...» и он назвал имя общего знакомого, достаточно известного физика. И продолжал: «Не следует этого делать, в Академии это не принято; там достаточно умные люди и им достаточно, если Вы похвалите его конкурента ». С тем пор я всегда придерживаюсь этого совета Семёна Яковлевича, взяв его за правило для себя.
У Семёна Яковлевича была светлая голова и за свою долгую жизнь он убедился во многом. В частности, в том, что иногда от академической дипломатичности нужно отказываться, если речь идёт о принципах. В один из ранних постперестроечных годов Семён Яковлевич не последовал совету, который он сам мне когда-то дал: он на Общем собрании Академии выступил против кандидатов, специализирующихся в гуманитарных областях науки, сказав, что многие годы они нас убеждали в одном, а теперь пишут совсем иное, но никаких серьёзных исследований с новых позиций ещё не успели провести. Надо им дать хотя бы год-два для того, чтобы они могли выполнить серьёзные исследования. Речь Семёна Яковлевича так увлекла меня, что и я не удержался от выступления в его поддержку. И Собрание академиков прислушалось к нашему мнению.
Семён Яковлевич любил людей, старался щадить их самолюбие, но от своих убеждений не отказывался.
Радиоастрономия и физика низких температур - не очень близкие разделы современной физики. Встречаясь с Семёном Яковлевичем, откликаясь на его заинтересованность в том, что нового в физике, всегда хотелось рассказать и о том, что самому удалось сделать, и о том, что произошло значительного в нашем разделе физики - криогенике. Но рассказывать не специалисту, а в то же время человеку эрудированному и. главное, интересующемуся сутью, не так то просто. Сам Семен Яковлевич делал это блестяще, он поистине был замечательным докладчиком и популяризатором. Слушать его выступления с научными сообщениями очень любил Б.Е.Патон. Этому искусству учил Семён Яковлевич своих учеников и очень радовался их успеху. Однажды мы с Семёном Яковлевичем о чём-то беседовали в его маленьком, скромном кабинете в институтском здании на улице Краснознамённой. В это время Семёну Яковлевичу позвонил Б.Е.Патон и, по-видимому, похвалил доклад А.А.Коваленко (будущего академика) на заседании Президиума академии. Лицо Семёна Яковлевича осветилось такой доброй улыбкой и он с гордостью ответил Борису Евгеньевичу: "Это мой ученик!" Семёну Яковлевичу было значительно за 90 лет. Не всегда в таком возрасте сохраняется способность радоваться успехам коллег, пусть даже и своих учеников.
Я старался учиться у Семёна Яковлевича искусству докладывать научные результаты широкой аудитории не только специалистов. Академическая аудитория очень сложна - присутствуют и специалисты, и физики из смежных областей, и совсем не специалисты, скажем, гуманитарии. И надо рассказать так, чтобы слушатели поняли или хотя бы приблизились к пониманию, Сложная задача!

Семён Яковлевич прожил долгую, наполненную, замечательную жизнь. Не преувеличивая, можно сказать, что он жил в будущем.
Сегодня, в день открытия мемориальной доски, посвящённой памяти Семёна Яковлевича Брауде, следует поздравить сотрудников института и, особенно, его дирекцию с этим событием. Поблагодарить скульптора за очень удачную, талантливую работу. Поблагодарить власть имущих лиц города, осознавших значение замечательного учёного и светлого человека - С.Я.Брауде, хотя и занимавшегося делом, далёким от насущных проблем города, но принесшим и городу и стране мировую славу.
Сегодня мы разделяем печаль и радость близких Семёна Яковлевича - Надежды Михайловны, Ирины Семёновны и его внуков - Миши и Олега.

Спасибо за внимание. 

 Семён Яковлевич Брауде

 Семён Яковлевич, дочь Ира и
Надежда Михайловна Брауде 0,1950 г.

9 сентября 2004г. Открытие мемориальной доски С.Я.Брауде на административном здании Института Радиоастрономии, г.Харьков, улица Краснознамённая.


 Семен Яковлевич Брауде

28 января 2001 года исполнилось 90 лет выдающемуся украинскому радиофизику И Радио астроному академику С.Я. Брауде.
Семен Яковлевич начал свою научную карьеру в замечательном научном учреждении - Украинском Физико-Техническом институте (УФТИ), куда он поступил в 1933 г. через год ПОСЛЕ окончания физфака государственного Физико-химико-математического института, позднее влив шегося в Харьковский УНИВЕРСИТЕТ. В УФТИ тех лет была удивительная творческая атмосфера. Там работало много молодежи, составившей впоследствии цвет советской науки. Достаточно упомянуть лишь имя Л.Д. Ландау. Но сейчас ясно, сколь это было непростое время, Наука развивалась НЕ Только Под «марш энтузиастов» (достаточно вспомнить «Дело УФТИ»).
Угроза войны была недвусмысленной. Наука И техника рассматривались КАК Основа Обо роноспособности СССР. Радиолокация и связь - вот те направления, которым долгие Годы Будет отдавать СИЛЫ С.Я. Брауде.
В лаборатории электромагнитных колебаний А.А. Слуцкина Семен Яковлевич занимается созданием мощных генераторов На магнетронах, причем интерес к ним сохранит на долгие годы. Уже в 80-х годах он, наконец, решит долго не дававшееся ему уравнение, описывающее движе ние электрона в неоднородных скрещенных полях, разработав «обратный» подход с помощью нелинейных преобразований известных (линейных) уравнений. Чем-ТО ЭТО напоминает современ ный бурный натиск На нелинейные уравнения в частных производных методом «обратной зада чи ». Одержимость в достижении цели очень характерна для Семена Яковлевича. Другая харак терная Черта деятельности Семена Яковлевича, проявившаяся уже в те годы, - сочетание экспериментальных И теоретических исследований. Причем высочайший уровень демонстриро вался в обоих подходах. Участие С. Я. Брауде в создании первых советских радиолокаторов, ИХ испытаниях И совер шенствовании открыло новую страницу в ЕГО деятельности. Он был откомандирован в Институт Связи РККА, ЕГО Интересы Постепенно переключаются На исследование распространения Радио волн Над Земной, а впоследствии над морской поверхностью. В послевоенном УФТИ руководи мые ИМ Отделы тесно связаны с военными моряками, организуются экспедиции на Балтику, На Черное море. Эти исследования приводят к. обнаружению резонансного рассеяния радиоволн Морской поверхностью, становятся основой для пионерских теоретических работ. Формируется работоспособный коллектив.
В рамках УФТИ, все более ориентированного на ядерную программу, радиофизике И электро нике становится тесно. Вместе с А.Я. Усиковым Семен Яковлевич организует в составе Украинской Академии НАУК ИНСТИТУТ Радиофизики И Электроники - ИРЭ, Где Семен Яковле вич начинает новую грандиозную программу - создание низкочастотной (декаметровой) РА диоастрономии, которая продолжается и по сей день.
Конкретную идею подает И.С. Шкловский: никем ЕЩЕ НЕ обнаруженные Линии сверхтонкого расщепления основного состояния азота (аналог линии 21 см водорода, в котором изучается Галак тика) лежат в декаметровом диапазоне. С.Я. Брауде СО СВОИМ коллективом строит декаметровый радиотелескоп - - фазируемую антенную решетку, масштабы которой и сейчас поражают: 1 км х 2 км - размеры антенного поля. Разработанный проект исключительно экономен. Строится минимальный Вариант - Т-образная антенна, которая впоследствии получит название УТР, - сначала 1-й, а затем 2-й вариант. Аппаратура предельно удешевлена. Используются стандартные узлы. Вибраторы сваривают вручную в мастерских ИРЭ. Кабели достают, используя бюджет Академии. Разумеется, без помощи ВПК даже такое строительство было бы немыслимо. НО возможности узконаправленных связных антенн - решающий аргумент для власти. Работа на УТР - отдельная страница в биографии Семена Яковлевича Брауде. До сих пор, уже более четверти века, ЭТО единственный Серьезный декаметровый радиотелескоп в МИРЕ. Коллектив блестящих радиофизиков И радиоинженеров успешно переучивается На радиоастрономов. Поиск Линии азота оборачивается замечательным открытием Л.Г. Содиным и А.А. Коноваленко декаметровых рекомбинационных радиолиний. Инструмент становится известным в мире. Теперь Уже рамки ИРЭ сдерживают размах И планы С.Я. Брауде. Вместе с Л.Н. Литвиненко он организует Радиоастрономический институт, в котором предполагается развивать всеволновую радиоастрономию.
Ограниченные возможности одного радиотелескопа заставляют Семена Яковлевича сделать следующий шаг. С присущим ему размахом в Радиоастрономическом институте НАН Украины разрабатывается (большим коллективом сотрудников ВО главе с С.Я. Брауде И ЕГО ближайшим учеником А.В. Менем) и строится (с участием ряда других академических институтов) целая Система декаметровых радиотелескопов, образуя уникальный радиоинтерферометр УРАН (Украинский радиоинтерферометр Академии наук).
Низкочастотная радиоастрономия заняла свою достойную нишу в мировой науке. На телеско пах часты Иностранные ГОСТИ, ведутся совместные проекты с учеными многих стран.
Семен Яковлевич, несмотря на увеличивающийся груз лет, предельно активен. ОН осваивает английский (дополнительно к немецкому - языку науки времен его молодости), выступает с яркими докладами. Его деятельность - Достойный Пример # НЕ Только выдающегося научного Творчества, но и борьбы с недугами возраста.
С. Я. Брауде - кавалер многих государственных и научных наград, член ученых обществ европы И Мира. Он автор множества статей, обзоров, нескольких книг, Глава признанной в МИРЕ научной школы.
Коллектив сотрудников и редакция журнала, членом редколлегии которого Семен Яковлевич является, желает ему здоровья и максимального продления его творческого долголетия.

Редакционная коллегия