История, Наука, Искусство: Боровик-Романов Андрей Станиславович

Поиск по этому блогу

2013-04-29

Боровик-Романов Андрей Станиславович

Андрей Станиславович Боровик-Романов


В декабрьском номере журнала «Успехи физических наук» коллеги Андрея Станиславовича Боровика-Романова, известные московские физики почтили его память, описав выдающийся вклад А.С.Боровика-Романова в современную физику, его педагогический и научно-организационный талант. Редколлегия нашего журнала - «Физика низких температур» - также почтила память Андрея Станиславовича, а в марте 1990 года ФНТ откликнулся на 70-летие Андрея Станиславовича, подробно описав его достижения. Трудно что-либо добавить к этому. Но я хочу поделиться своими воспоминаниями не столько как физик, долгие годы работавший в области, близкой Андрею Станиславовичу и испытывавший влияние его работ, а скорее как в какой-то мере родственник, «племянник», общавшийся с ним не только на семинарах и конференциях, но и в кругу семьи.
Племянником Андрея Станиславовича я себя называю потому , что при встречах так он и меня, и Андрея Боровика представлял своим коллегам и в стране, и за рубежом. По-видимому, ему представляло некоторое удовлетворение, по крайней мере, не тяготило то, что мы пошли по его стопам и работали в близкой ему области. Кстати, начало этому положила жена Андрея Станиславовича - Татьяна Петровна Беликова. В 1958 году после моего доклада на Всесоюзной конференции в Москве Татьяна Петровна подошла ко мне и пошутила: «Здравствуйте, я - Ваша тётя!». Татьяна Петровна пояснила, что она жена Андрея Станиславовича, а Андрей Станиславович - брат Евгения Станиславовича Боровика, который женат на моей матери Н.М.Цин. И тут я, конечно, вспомнил Андрея Станиславовича. Еще до войны летом 1939 (40?) Года он несколько дней гостил у нас в Липовой Роще, ближнем пригороде Харькова. Прошло с тех пор почти 20 лет, но я хорошо помнил Андрея Станиславовича (может быть потому, что его часто вспоминали в нашей семье). Помнил, что Андрей Станиславович и Евгений Станиславович были очень дружны, крепко любили друг друга. В Липовой Роще располагалась Опытная Станция Глубокого Охлаждения (ОСГО) - филиал криогенной лаборатории Украинского физико-технического института (УФТИ). В ОСГО работали Евгений Станиславович и моя мать Наталья Михайловна Цин. Рядом с ОСГО располагался маленький посёлок жилых домов для её сотрудников, граничащий с большим, но заброшенным фруктовым садом, переходящим в парк. Невдалеке протекала небольшая, но чистая в те годы речка Уды, а рядом с ОСГО - градильный бассейн (для охлаждения компрессоров криогенных установок). В этом бассейне Андрей Станиславович и я проводили большую часть дней пребывания Андрея Станиславовича у нас в гостях: мы пытались сбалансировать довольно большую модель парусника, которую Андрей Станиславович привёз мне в подарок. К нам присоединился Евгений Станиславович и вскоре парусник грациозно заскользил по поверхности бассейна к неописуемому восторгу ОСГО'вской детворы, которой поднакопилось у молодых сотрудников ОСГО изрядно.
Евгений Станиславович и Андрей Станиславович - сводные братья (мать Евгения Станиславовича - Ж.Бернштейн - умерла, когда ему не было и 2-х лет). Мать Андрея Станиславовича - Татьяна Федоровна Романова, вторая жена Станислава Антоновича Боровика. Родители не смогли договориться ни о имени, ни о фамилии своего сына и стал он Андреем-Виктором Боровиком-Романовым. У нас же с Андреем Е. Боровиком (который родился в 1941 году) общая мать - Наталья Михайловна Цин. С большим любопытством с малых лет я наблюдал за Андреем Станиславовичем и Евгением Станиславовичем, сравнивал их. Оба они - замечательные, талантливые физики. Характеры же их очень разные. Евгений Станиславович - очень добрый, умный, но очень сдержанный в суждениях. Я никогда не слышал, чтобы он шутил или хотя бы как-то высказывался о том, что происходит в мире; казалось, что он полностью поглощен наукой, работой. Андрея Станиславовича интересовало многое, помимо работы, он был замечательным рассказчиком и много шутил. В те годы (. 38-41 гг) меня изредка посещал родной отец - В.Н.Еременко, что меня смущало. И потому я запомнил (хотя тогда и не понял до конца) шутливый рассказ Андрей Станиславовича. Он говорил, что когда он поступал в комсомол, то секретарь райкома удивился, почему у него двойная фамилия и, особенно, почему двойное имя (Андрей-Виктор). «Я бы ещё понял, если бы двойное отчество» - довольно неприлично пошутил этот секретарь. Евгений Станиславович о комсомоле и его секретарях никогда не шутил: в ранней молодости его из комсомола исключили «за утерю классовой бдительности» (попросту - за недоносительство). А ведь у Андрея Станиславовича тоже были основания для сдержанности и осторожности. Судьба его была отнюдь не простой. Будучи студентом Московского университета, в 1941 году он добровольцем пошел в ополчение. Под Ельней попал в плен. Лагерь военнопленных при капитуляции Германии оказался в американской зоне, но Андрей Станиславович, хотя и был предельно истощен, сумел перебраться в Советскую зону, и был мобилизован в Советскую Армию. Его знания и английского, и немецкого языков (в плену приходилось их скрывать) были очень полезны командованию. Однако после демобилизации у Андрея Станиславовича были проблемы с пропиской в ​​Москве, где он жил до войны и где жили его родители.
Высказывания Анд рея Станиславовича О нашей Советской действительности были НЕ злыми, но очень ироничными. А однажды он меня завел перед заседанием редколлегии ЖЭТФ / а к П.Л.Капице. Петр Леонидович читал В.Ерофеева «Москва-Петушки» и нам порекомендовал прочесть. После заседания редколлегии Андрей Станиславович спросил, есть ли у меня «Москва-Петушки» и, получив положительный ответ, попросил дать ему почитать. Спросил что ещё у меня есть из «тамиздата» и узнав, что многое предупредил: «Ты поосторожнее. Но мне привези почитать ».
В 1959 ГОДУ Анд Рей Станиславович познакомил меня СО Своими Родителями - С.А. и Т.Ф., представив как «Жениного старшего сына». К этому времени у меня уже был сын - Андрей, что позабавило С.А. - Такое «перепроизводство» Андреев (. Ведь мой брат, сын Евгения Станиславовича, тоже Андрей Ну, и Андрей Станиславович).
Наше тесное сотрудничество с Андреем Станиславовичем (которое скорее нужно назвать опёкой с его стороны) началось в 1961-62 годах. В 1956-1960 гг. я обучался в аспирантуре, а затем работал в Киевском Институте физики, специализируясь на низкотемпературной спектроскопии кристаллов, физике экситонов. Однако попытки исследований полупроводниковых кристаллов (совместно с В.Л.Броуде и Э.И.Рашбы) вызывали раздражение ленинградцев (Е.Ф.Гросс и сотрудники), специализировавшихся на изучении экситонов Ванье-Мотта. Нужно было найти для себя что-то совсем новое, в духе харьковских криогенных традиций, с использованием сильных магнитных полей. Методика создания сильных магнитных полей (особенно, импульсных) интенсивно развивалась во 2 ой криогенной лаборатории УФТИ, созданной Е.С.Боровиком. Мне пришла в голову мысль о синхронизации короткого светового импульса с максимумом длительного импульса магнитного поля, что очень близко идее работы П.Л.Капицы 1936 года. Появилась возможность исследования влияния сильного магнитного поля на спектры кристаллов, охлажденных до низких температур (4 или 20 К). После некоторых размышлений остановился на кристаллах солей переходных металлов, которыми ещё в 30 ые Годы в Харькове занимался Л.В.Шубников с сотрудниками. Но технология выращивания таких кристаллов отнюдь непроста. После выбора этих кристаллов в качестве объектов исследования прямой путь - к Андрею Станиславовичу. Он выслушал мои соображения и намерения, и обеспечил рядом замечательных монокристаллов, при достаточно глубоком охлаждении переходящих в магнитоупорядоченное, чаще всего антиферромагнитное состояние. Этих кристаллов мне и моим сотрудникам хватило на многие годы и не только для спектральных и магнитооптических исследований. В нашем Физико-техническом институте низких температур Украинской академии наук по сей день работают два отдела, полностью занятых экспериментальными исследованиями антиферромагнетизма, не говоря уже о теоретиках.
Андрей Станиславович не обходил вниманием наши работы. Первые из них были посвящены спектрам поглощения света твердым кислородом и влиянию сильного магнитного поля на них. Раньше Андрей Станиславович тоже исследовал твердый кислород - его магнитную восприимчивость. Дальнейшие все наши исследования выполнены на монокристаллах, представленных Андреем Станиславовичем; почти все эти работы рецензировались либо самим Андреем Станиславовичем , либо его сотрудниками и, благодаря его содействию, опубликованы ЖЭТФ'ом или «Письмами в ЖЭТФ». Свою докторскую диссертацию я «обкатывал» на семинаре Андрея Станиславовича в Институте физических проблем, получил много полезных замечаний и советов. Такое пристальное внимание Андрея Станиславовича к моей работе вызвало даже некий скепсис у директора нашего института Б.И.Веркина. Когда я представил свою диссертацию - «Оптическая спектроскопия антиферромагнетиков» - он её взвесил на своей руке и произнёс: «Весомый труд. Но, говорят, Виктор, все расчеты для Вас сделал Андрей Станиславович ». Это было несомненно преувеличением: и «труд» был не так уж «весом», и, конечно же, Андрей Станиславович не делал ни каких расчетов для моей работы. Он был чрезвычайно щепетилен в вопросах авторства и мысли такой ни у Андрея Станиславовича, ни у меня не могло и возникнуть. А Борис Иеремиевич такой возможности не исключал ...
Будучи избранным в академики Академии наук Украины, директор нашего института Б.И.Веркин выдвигался и в действительные члены Академии наук СССР. В.Г.Манжелий и я были «мобилизованы» для агитационной работы в Москве, которую мы провели весьма успешно. Настолько, что Б.И. почти набрал необходимое число голосов. Эта наша деятельность вызвала нарекания со стороны Андрея Станиславовича . Он взыскательно относился к профессиональной оценке со стороны коллег, которая в тех условиях определялась выборами в Академию.
Мои потуги быть избранным в Академию наук Украины Андрей Станиславович поддерживал. Среди членов украинской академии у него практически не было ни знакомых, ни коллег, за исключением И.М.Лифшица. И в члены-корреспонденты я был избран стараниями Б.И.Веркина и, особенно, А.А.Галкина. Но когда мы с В.Г.Барьяхтаром в 1978 году баллотировались на одну и ту же вакансию академика, мудрый Андрей Станиславович посоветовал не конкурировать, а объединить свои усилия. В результате МЫ с Виктором Григорьевичем получили ОТЗЫВЫ с поддержкой от С.В.Вонсовского И отзыв за двумя подписями - Андрея Станиславовича и Ильи Михайловича Лифшица. Все они поддерживали и меня, и В.Г.Барьяхтара. В результате мы оба были избраны (Б.Е.Патон дал дополнительную вакансию). И по сей день мы оба благодарны, прежде всего, Андрею Станиславовичу.
... Мне казалось, что я свои отношения с Б.И.Веркиным строю жестко, подчеркивая свою независимость, но, по-видимому, с точки зрения Андрея Станиславовича, недостаточно. Во всяком случае, будучи однажды в Харькове, он мне бросил: «Не суетись!».
В Харькове Андрей Станиславович был несколько раз - или проездом в Крым (в этом случае он и Татьяна Петровна ночевали у нас дома), или оппонируя на докторской защите моего сотрудника ... Несколько раз Андрей Станиславович оппонировал на защитах докторских диссертаций сотрудниками наших магнитных лабораторий. Первый раз после войны Андрей Станиславович приехал в феврале 1966 года, когда болел и умер, не дожив до 51 года, Евгений Станиславович. Я видел как Андрей Станиславович тяжело пережил смерть своего любимого брата ...
Последний раз Андрей Станиславович был в Харькове в 199 4 году, когда мы проводили летнюю школу по магнетизму, финансировавшуюся Американским физическим обществом. Лекции читали известные физики, приглашенные из США, но лучшую лекцию прочитал Андрей Станиславович.
Одно время Андрей Станиславович, Н.М.Крейнес и их молодые сотрудники выполнили ряд первоклассных работ по магнитооптике антиферромагнетиков и неупругому рассеянию света на параметрически возбужденных спиновых волнах. Эти работы стали основой докторской диссертации Наталии Михайловны, которая защищалась на Ученом совете Института физических проблем. Я был одним из оппонентов.
Всё чаще мы встречались с Андреем Станиславовичем в Москве: мне приходилось участвовать в заседаниях Ученого совета по магнетизму, в заседаниях редколлегии ЖЭТФ а ', куда я был введен, по-видимому, по рекомендации Андрея Станиславовича. Мы встречались на всех конференциях по магнетизму и физике низких температур, проводившихся в стране, реже - за рубежом. Запомнились поездки в Ташкент и Хиву, в Тбилиси и Баку.
В Баку (в 1985 году) произошел забавный случай. Организаторы конференции забронировали для Андрея Станиславовича - председателя Всесоюзного совета по магнетизму и, насколько я помню, председателя программного комитета конференции комфортабельный номер-люкс в лучшей гостинице Баку. А среди участников конференции от нашего харьковского института были Андрей Боровик и В.Романов, которые приехали в Баку раньше, чем Андрей Станиславович. Их то и поселили в номер, забронированный для Андрея Станиславовича. Когда же появился Андрей Станиславович, то работники гостиницы никак не могли взять в толк, что один и тот же человек может быть и Боровиком, и Романовым. Тем более, что оба они уже поселены.
Мы часто встречались и за границей во время международных конференций. Трудно вспомнить все встречи. О некоторых из них напоминают фотографии .
. Летнюю школу по магнитооптике в 1973 г., в Чехословакии организовал профессор Ян Кацер (во время его работы в Институте физических проблем его звали Иваном Ильичем). Среди участников - Андрей Станиславович, Н.М.Крейнес, Г.С.Кринчик, В.В.Еременко, Генри Ле Галль и др.
Во время конференции по магнетизму ( Сан-Франциско, США, 1986 г.) Сергею Васильевичу Вонсовскому исполнилось 75 лет. Узнав об этом мой американский друг Гарри Орбелян пригласил нас в ресторан, что и зафиксировано на фотографии. Во время этой встречи Андрей Станиславович обратил внимание на двух молодых людей за столиком неподалеку: они заказали по чашечке кофе и долго не могли его одолеть. А когда мы вернулись в Москву, то В.И.Ожогина, с которым я жил в Сан-Франциско в одном гостиничном номере, «компетентные» лица расспрашивали о моём поведении. Но был уже 1986 год ...

Который год нет с нами Андрея Станиславовича, но все, кто работал с ним, встречался с ним, никогда не забудут этого замечательного ученого, учителя и просто светлого человека.




 1973г. Школа по магнитооптике в Чехословакии. Слева на право: Г.С.Кринчик (МГУ). Н.М.Крейнес (Институт физических проблем), В.В.Еременко и А.С.Боровик-Романов.




1994г. Осенняя школа по магнетизму в пансионате под Харьковом.




1994г. Школа по магнетизму (грант американского физического общества)

в пансионате под Харьковом. Слева на право: А.С.Боровик-Романов, А.И.Беляева,

Б.Иванов, Август Маки (Калифорнийский университет, Г.Сан-Диего, США). В.Еременко, А.М.Косевич.










1986г. Сан-Франциско, Калифорния, США. Во время международной конференции по магнетизму Сергею Васильевичу Вонсовскому (крайний справа) исполинилось 75 лет. Узнав об этом, мой американский друг Гарри Орбеляна устроил застолье в честь этого события.




1973г. Школа по магнитооптике. Похради, Чехословакия.Справа от Андрея Станиславовича Марта Хорват (Венгрия) и Наталия Михайловна Крейнес (Институт физических проблем). Слева: Г.С.Кринчик (МГУ), Генри Ле Галь (Франция) и В.Еременко



Андрей Станиславович Боровик-Романов

Исполнилось 70 лет Одному из ВЕДУЩИХ советских физи Ков-экспериментаторов акаде мику А. С. Боровику-Романову.
Андрею Станиславовичу принадлежит ряд открытий И фундаментальных результатов в Области физики магнитных явлений И физики низких ТЕМ ператур.
Значительный вклад проекта А.. С. Боровика-Романова в современную физику твердого Тела связан с проведенными ИМ исследованиями антиферромаг нетизма. ПРИ исследованиях статических магнитных свойств антиферромагнетиков ему удалось обнаружить слабый фер ромагнетизм антиферромагнит ных карбонатов марганца И кобальта. ДЛЯ объяснения ЭТО го Явления А. С. Боровик-Ро манов предположил, ЧТО спины Ионов различных подрешеток неколлинеарны, И эта ИДЕЯ БЫ ла в дальнейшем подтверждена экспериментально И получила теоретическое обоснование,
Эти работы дали мощный импульс возникновению современных представлений о структурах магнитного упорядочения.
Одним из красивейших результатов физики магнитоупорядоченного состояния является Открытие А. С. Боровиком-Романовым пьезомагнетизма. ЭТУ Работу Вместе с фундаментальностью результата отличает совершенство экспериментальной методики, в которой сочетается пресс ДЛЯ создания давления И чувствительный магнито Метр.
Широко известны работы А. С. Боровика-Романова по исследованию другой фундаментальной проблемы магнетизма - спектра элементарных возбуждений антиферромагнетиков и свойств спиновых волн. ОН теоретически рассчитал СПЕКТР антифер ромагнитного резонанса слабого ферромагнетика ВО внешнем Поле И подтвердил эти расчеты экспериментально, открыл параметрическое возбуждение спиновых волн в антиферромагнетиках. Этот метод позволяет исследовать свойства сравнительно коротковолновых возбуждений. Затем в цикле Работ по исследованию магнитооптики антиферромагнетиков ИМ обнаружено неупругое рассеяние Света КАК На тепловых, ТАК И искусственно возбужденных спиновых волнах И фононах.
Эти недавние достижения Вместе с исследованиями теплоемкости И магнитного момента, выполненными в 60-х годах, составляют одну объемную, стройную И закончен ную главу современного магнетизма.
В последние годы А. С. Боровик-Романов обратился к исследованиям магнетизма 3 Не при сверхнизких температурах. Под ЕГО руководством Была создана Одна из Лучших в МИРЕ установок ДЛЯ получения температур порядка 1 мК И получены НО вые Фундаментальные результаты. Обнаружены динамические домены прецессии намагниченности сверхтекучего 3 Не и сверхтекучий спиновый ток - когерентный макроскопический перенос намагниченности.
Свою научную деятельность, ознаменовавшуюся столь важными ДЛЯ современ Ной Науки результатами, А. С. Боровик-Романов Начал ЕЩЕ будучи студентом Москов ского государственного университета, где он работал в лаборатории П. Г. Стрелкова, приобретая ценный опыт физического эксперимента. После окончания МГУ в 1947 г. А. С. Боровик-Романов работал Над созданием национального эталона практической шкалы температур. В основу этого эталона БЫЛ положен прецизионный газовый термоме ТР оригинальной Конструкции.
Андрея Станиславовича отличает стремление Работать с научной молодежью И содействие становлению Молодых ученых, ОН является создателем многочисленной школы экспериментаторов И передает СВОИМ ученикам стремление к. исследованиям в Новых областях, широту интересов, любовь к эксперименту.
А. С. Боровик-Романов Много сил И внимания уделяет организации научной Работы в Институте физических ПРОБЛЕМ АН ссср. В Течение многих лет ОН замести Тель П. Л. Капицы на посту директора института, с 1984 г. - Директор. Прошедшие с этого Времени Годы свидетельствуют О Том, ЧТО ему удается сохранить в институте соз данный П. Л. Капицей стиль и дух научного творчества и сотрудничества.
Интеллигентность ученого И благожелательное Отношение к. людям снискали ему искреннее Уважение сотрудников Всех научных поколений.
А. С. Боровик-Романов является организатором И бессменным редактором Одного из ВЕДУЩИХ физических журналов - «Письма в ЖЭТФ». В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ОН Главный Редактор ЖЭТФ
Редакционная коллегия