История, Наука, Искусство: История моего директорствования

Поиск по этому блогу

2013-04-02

История моего директорствования

Институт низких температур имени Веркина

   История моего директорствования ( 1991-2006гг)   

                                                                             
                                                        «Нужно делать только то, что делается легко.
                                                          Но    делать это нужно из-зо всех сил.»
                                                                                                           (Василий Гроссман) .
                                                        “I’d rather be a failure at something I enjoy than be a
                                                        success at something I hate”
                                                                                                         (George  Burns).

                                                                                                                
          Эта история  - часть моей биографии, но  рассказать о ней стоит отдельно.
Была короткая прелюдия  -  недолгое моё пребывание в должности заместителя директора  института  -  Б.И. Веркина ( 1969- 1972гг.) . Очень быстро  Борис Иеремиевич понял, что в паре с Вадимом Манжелием мы ему в замы не подходим, т.к.оба сторонимся  административной работы ( мне он предлагал «курировать» строительство ещё одного корпуса , а Вадиму  -  строительство Опытного Завода  в г. Валки харьковской области. Отказавшись мы оба были  «освобождены» от должностей заместителей директора и без каких – либо огорчений сосредоточились на руководстве научными отделами, которые  нами при попустительстве  Б.И. были созданы и с которыми  мы  ни в коей мере  контактов не прерывали).
             Правда, вскоре  Б.И. вернул Вадима на должность своего зама, осторожно  заговаривал на эту тему  и со мной. При этом я неудачно пошутил, что меня может устроить  должность директора.  Б.И. шутку воспринял, но всё же , когда он при достижении 70-летнего возраста ( в то время в Академии существовало возрастное ограничение для занятия административных должностей) решил перейти в Почётные директора, то неоднократно беседовал со мной доверительно на тему : «Вам, Виктор, не следует становиться директором ( как будто это зависело от меня)  :  Вы не сможете наладить отношений с городским начальством, а это повредит институту…».  Я  с этим вполне был согласен  -  ведь  это происходило до  91-го года, в стране была советская власть и действительно я чувствовал неприязнь со стороны обкома компартии, хотя и был её членом ( по настоянию  Б.И.!).
            К этому времени «освободился» от должности  первого заместителя директора и Игорь Дмитренко. Эту должность занял А.И.Звягин, он-то и был  реальным кандидатом в приемники Бориса Иеремиевича. Во всяком случае, так считали  сам Б.И., харьковские власти и я. Дело в том , что Толя начинал работу во ФТИНТе  в моём отделе, здесь же опубликовал (совместно со мной) несколько работ и защитил кандидатскую диссертацию. При этом в руководителях у него значились и Б.И., и я. В 1965году, когда А.А.Галкин организовал ДонФТИ и увёл с собой руководителей двух отделов  -  В.Набережных и Ю.Браташевского -  руководителями этих  «обезглавленных» отделов Б.И. назначил  ( льщу себя  мыслью, что по моей рекомендации)  А.И.Звягина  и И.В. Свечкарёва.  Толя часто подчёркивал, что я был соруководителем его кандидатской диссертации и именовал меня «учителем». Отношения наши были скреплены во время загранкомандировок  на международные конференции в Японию и США, где я вёл себя «не осторожно» , встречаясь не только с участниками конференций, но Толе «органы» доверяли и он меня выручал. Были все основания надеяться, что  и в директорском чине он сохранит ко мне доброе отношение. Так это и оказалось.
              Не легко пришлось Анатолию Илларионовичу : авторитет Б.И. довлел над ним. Однако надо было создавать «команду». Вадим Манжелий попросил освободить его от должности  заместителя директора, объяснив просьбу болезнью жены. Он помимо руководства отделом готов был  быть  заместителем Б.И., который оставался  главным редактором журнала «Физика Низких Температур». Пришлось Клавдию Маслову  возвращаться на должность заместителя директора, в которой  он себя очень хорошо зарекомендовал в 1962-1969гг. Вторым замом стал  Виталий Дмитриев, а на должность учёного секретаря был приглашён Николай Глущук, прошедший хорошую школу управленца, будучи инструктором отдела науки  Харьковского обкома компартии. Эта «команда» справлялась с управлением огромным коллективом : помимо собственно института ( около 650 человек) в состав Научно- Технического Комплекса ещё входили  Специальное Конструкторско-Техническое Бюро  ( около 1000 человек) , Опытное Производство( около 600 человек) и Опытный Завод  в Валках ( около 600 человек). Но приближались «рыночные отношения» и  хозрасчётные организации стали всё больше ощущать финансовые затруднения.
                   В 1990 году умер Борис Иеремиевич. Конечно, для ФТИНТа  это было невосполнимой потерей. Мне хотелось как-то помочь новой дирекции. По предложению И.М. Дмитренко и В.Г. Манжелия  Отделение Физики  и Астрономии Академии назначило меня  редактором нашего журнала  «Физика Низких Температур». Мне казалось необходимым  обеспечить редакцию необходимой оргтехникой и добиться большей финансовой самостоятельности журнала. Но об этом немного позже….
           В мае 1991 года  скоропостижно скончался Анатолий Илларионович.  Клавдий Маслов и Вадим Манжелий считали, что директором следует стать мне. Неожиданно для меня эту мысль поддержал и Игорь Дмитренко. Все они считали , что у меня достаточно хорошие отношения с чиновниками Академии и кое-какой авторитет академика со стажем.  Поэтому, когда Б.Е.Патон позвонил Клавдию и спросил кто-же может  быть директором ФТИНТа, то получил ответ : «В.В.Еременко, больше не кому.»  Последовал тяжкий вздох и затем : « Но Виктор Валентинович   -  сложный человек….».  Что-то   Б.Е. смущало.   Но Клавдий настаивал , организовал выборы ( ведь проходила демократизация)…   С хорошим счётом ( хотя и не единогласно) я был избран и отправился на встречу с Б.Е.Патоном. Во время беседы Б.Е. сказал, что не сомневался в  результате выборов, но не исключает возражений  со стороны. И он неопределённо показал куда-то в сторону от Академии. В чём дело? Конечно, я не проявлял никакой активности в т.н.  «общественной и политической жизни», но диссидентство моё ограничивалось  «дискуссиями на кухне». Правда во время  поездок за рубеж голова шла кругом  и я мог  «засветиться».  В частности , в Париже я общался с эмигрантами и привозил с собой много «тамиздатских» книг. Предпочитал дореволюционных поэтов и философов, но не отказывался от современных явно антисоветских книг. На таможне ни разу не был разоблачён. Неужели всё-таки как-то прознали? Ведь давал кое – кому почитать… Одним словом вернулся я из Киева всего лишь и.о. директора.
  
             Недавно я прочитал в книге Д.Бронштейна  «Давид против Голиафа»  нечто, напомнившее мне те годы.
« - А вообще Вы довольны своей жизнью?
   - Даже не знаю… Если начну говорить  о неприятностях, которые у меня были, мои сверстники могут обидеться : «О чём он? Мы живём в закрытой стране, а он повидал весь мир! Мы мечтаем хоть раз пройтись по Елисейским полям или увидеть Лондон…» .
А я всё это видел и даже нарушая правила,…   привозил из-за границы газеты, журналы , книги.  Моя библиотека наполовину из них, привезенных «оттуда» .
                        Всё это  я могу сказать и о себе….


Жизнь шла своим чередом.  В августе  того же 1991 года  в Москве произошёл путч.   Перетрусил я основательно.   Оба моих заместителя   - и Клавдий Маслов, и Виталий Дмитриев   -   в отпуске.  В институте из дирекции   -  я и В.В. Репко   ( заместитель по режиму , т.е. по соблюдению секретности проводимых НТК ФТИНТ специальных работ по оборонной и космической тематике, т.е. человек , осуществлявший контакты с КГБ).  Вот он-то меня и успокоил  : « Эта  заварушка - па пару дней. Слабаки. Смотри, как у них руки дрожат..».  Слава Богу , Владимир Васильевич  оказался прав.  А вскоре из Академии пришла бумага с постановлением Президиума АН об  утверждении меня директором.

      Я не собирался «тянуть воз» единолично, как это делал  Борис Иеремиевич.  Команда, сформировавшаяся при моём предшественнике   - А.И Звягине -  меня вполне устраивала. Роль «коренного» в этой упряжке принадлежала К.В.Маслову и он пока был согласен «тянуть воз» , пока позволяло здоровье. Я очень ценил и  высоко ценю по сей день не только   энергию Клавдия , но  и его мудрость.  «Должно быть этот воробей был очень стар или несчастен, потому что он успел нажить себе большой ум»  ( А.Платонов – «Путешествие воробья»).                                        
       Себе я отвёл , в основном ,  представительскую роль  -  в Академии, в Комитете по Госпремиям и т.п.
        Жизнь в условиях рыночных отношений становилась всё жёстче, бюджетное финансирование всё скуднее. Нужно было решаться на «обрезание сухих веток, на выкорчёвывание  сухих деревьев» . Нужны были существенные изменения  -  структурные   и кадровые. В то же время необходимо было сохранить традиционную для  ФТИНТа  творческую обстановку и доброжелательные отношения между  сотрудниками. 
             Начинали мы с малого - перестраивалась работа отдела, занимавшегося  организацией загранкомандировок наших сотрудников  и приёмом  в институте  наших иностранных коллег. Эта работа проводилась под наблюдением сотрудника КГБ, необходимость в услугах которого отпала. Кстати ( или    некстати ) этот же отдел контролировал зарубежную переписку сотрудников, вскрывая письма , прочитывая их и лишь потом ( и вовсе не все!)  направляя адресату. Это приводило к недоразумениям и часто нарушало  научные контакты, не говоря уже о «правах человека». Постепенно объём работы сотрудников этой группы сокращался , т.к. в новых условиях не  нужно было испрашивать разрешения на приём зарубежных коллег  или  на поездку  наших сотрудников за рубеж. А ведь раньше такое разрешение надо было получить  и у городских властей, и  в Президиуме Академии Наук.  Сейчас же  в отделе учёного секретаря есть сотрудница , у которой можно получить консультацию и помощь в оформлении просьбы о визе в посольстве страны, в которую приглашён тот или иной из наших сотрудников. И этого достаточно.
               Научные сотрудники совершенствовались в знании английского языка. Стимулом  в новых условиях стала необходимость подготавливать проекты  исследований для  соискания грантов, финансируемых из-за рубежа    -  Европейскими странами  (INTAS)   и США (CDRF) . Постепенно отпала необходимость  в большом числе переводчиков. Сейчас  переводами занимаются лишь две сотрудницы отдела учёного секретаря, зато квалификация их очень высока.
              Старожилы института помнят, что численность сотрудников  отдела  информации и патентно-лицензионного отдела в доперестроечные годы достигала 30 человек и более. Вскоре стало ясно, что в новых условиях никакой нужды в таких отделах нет и оба они были ликвидированы.
                   В конце 1992 года умер  В.В.Репко – один из старейших сотрудников института. В первые месяцы создания ФТИНТа  он в одном лице совмещал  функции учёного секретаря, начальника отдела кадров, секретаря парткома и начальника 1-го отдела. В последующие годы  вплоть до последних дней жизни Владимир Васильевич был заместителем директора  по режиму. Умный и доброжелательный  Владимир Васильевич , несмотря на свою  должность, только способствовал созданию спокойной обстановке в институте. Но Владимира Васильевича не стало, а  объём секретных работ резко сократился. И поэтому 1-ый отдел  был преобразован , теперь его функции выполняют всего лишь две сотрудницы .
                 Необходимо было реорганизовать работу бухгалтерии, перевести её на компьютерную основу. Для этого надо было провести и кадровые изменения . Пришлось расстаться  с И. Н. Новодраном, который с первых дней создания ФТИНТа был его главным бухгалтером. 
                Реорганизована была и работа редакции, поскольку отпала  цензура.  В связи с совершенствованием оргтехники  мы отказались от услуг типографии , перешли на компьютерный набор и печатаем необходимое количество экземпляров на институтском ротапринте. Был создан редакционно-издательский отдел, включающий , помимо редакторов, группу компьютерного набора, ротапринтную и переплётную группу. Усилиями отдела издаются два журнала  -  «Физика низких температур» и  «Математическая физика, математический анализ и геометрия». ФНТ , как известно , переиздаётся Американским Институтом Физики на английском языке. Но если раньше взаимодействие с АИФ  проходило через такую бюрократическую организацию, как  Агентство по авторским правам,  то сейчас мы контактируем с АИФ  напрямую. Теперь на счёт ФТИНТа от АИФ поступает ежегодно около  50,000 $,  большая часть которых идёт на выплату авторского гонорара. 
                  Теперь о судьбе наших родственных хозрасчётных подразделений   -  Специального Конструкторского Бюро по криогенной и космической технике, Опытного  Производства и Валковского Опытного Завода. Все они финансово и юридически от института были независимы.  Но Президиумом  Академии на ФТИНТ  возлагалась ответственность за  тематическую сторону  работы этих учреждений. Основная деятельность СКТБ  в советское время была связана с оборонной и космической программами. После распада СССР эта  деятельность на Украине сократилась многократно и , соответственно, сократилось финансирование исследований в упомянутых направлениях.  Резко упали возможности СКТБ загрузить работой  и ОП, и ВОЗ.  Все три организации ощущали сильный финансовый голод и численность работающих в них стала резко падать, а долги  - налоги, отчисления в пенсионный фонд, коммунальные услуги и т.п.  -  резко расти.  По предложению ФИТНТа Президиум НАНУ в 2005 году переподчинил ВОЗ  Национальному Научному Центру  «Харьковский Физико-Технический Институт», на который Правительством были возложены обязанности научного обеспечения программы энергетической независимости Украины и , соответственно, улучшено финансирование.
                      Численность работающих в ОП стала  столь небольшой , что стало возможным остаток ОП взять на бюджетное  финансирование института. Теперь это Экспериментально - производственные мастерские института, естественно без финансовой и юридической самостоятельности.




          Возвратимся к проблемам собственно института. Главная  -  старение  кадров.  Давно ушли в прошлое те времена, когда средний возраст сотрудников не превышал 28 лет (1965-1966гг). Способные сотрудники  такого возраста востребованы ныне за  рубежом, где в современных научных центрах они находят не только высокооплачиваемую работу, но и прекрасные условия для исследований  -  современные библиотеки,  оборудование и аппаратуру. И это на фоне непрерывно морально устаревающего оборудования в нашем институте.
        Чтобы как-то замедлить старение хотя –   руководителей отделов и членов дирекции, Учёный Совет принял решение о возрастном ограничении для занятия административных должностей.  Для членов  Академии  - 75 лет, а для  не членов АН  -  70 лет. Институт строго придерживается  буквы этого решения. В последние годы наметился некоторый приток научной молодёжи.
         Научный сотрудник, как и всякий человек , нуждается в поощрении и не только материальном. Поэтому в институте была восстановлена система ежегодного премирования лучших работ. Для этого каждый год проводится конкурс лучших работ по направлениям  -  математика, теоретическая физика, электронные свойства металлов и сверхпроводимость, магнетизм, квантовые жидкости и кристаллы, биофизика -  и конференция молодых учёных, для которых учреждена специальная премия. Всячески поддерживаются инициативы по составлению проектов для участия в конкурсах для получения  международных и украинских грантов ( УТНЦ, INTAS, CRDF, NATO)  и грантов международного сотрудничества. Институт активно участвует в конкурсах на соискание именных академических премий и государственных премий Украины. Результаты приведены в таблицах.
          Институт активно участвовал в организации международных школ , симпозиумов. Отмечу  международный симпозиум по магнитооптике  ISMO-92, школу по магнетизму, финансировавшуюся Американским физическим обществом (1993г), школу по микроконтактной спектроскопии (1993г.) , ставшую традиционной и не мыслимую без ФТИНТа международную  конференцию по криокристаллам ( в  Харькове проводилась в 2006г.), ряд натовских школ (Advanced Study Institutes) –  по магнитострикции (г.Киев), по спектроскопии (г.Судак, Крым) и  магнитоэлектрикам (г. Судак, Крым) и др. Важно отметить, что труды этих конференций под редакцией наших сотрудников  опубликованы издательством  Kluver  отдельными книгами  НАТОвской серии.  В 2006г. состоялась международная конференция по статистической физике,посвященная 90-летию И.М.Лифшица, в которой  приняли активное участие  многие известные теоретики, работающие в  ведущих научных центрах Европы и США. Все упомянутые  организованы сотрудниками ФТИНТа при  финансовой международной поддержке. 
        Отмечу проведенные во ФТИНТе международные мемориальные семинары, посвящённые 100-летию Н.И,Ахиезера , Л.В.Шубникова, Б.Я. Левина. Семинара проводились при финансовой поддержке НАТО, привлекли видных западных учёных ( преимущественно бывших фтинтовцев, ныне  нашедших постоянную работу в ведущих научных центрах). Семинар , посвящённый памяти Н.И.Ахиезера  завершился изданием  двухтомника избранных  трудов Наума Ильича.  Семинар памяти Л.В.Шубникова подводил итог усилиям института, начатым ещё Б.И.Веркиным, по воскрешению памяти об этом  выдающемся физике, основателе отечественной физики низких температур. В этом же году Президиум принял решение об учреждении премии имени Л.В.Шубникова –«за лучшие работы в  области физики низких температур».
         Раз уж зашла речь о мемориальных мероприятиях , отмечу что институт провёл большую работу по увековечиванию памяти о создателе нашего института Б.И.Веркине и  памяти о выдающемся геометре 20-го века А.В.Погорелове, с первых дней создания института работавшего во ФТИНТе.


          Что же собой представляет ФТИНТ СЕГОДНЯ?  Он  остаётся  одним из  лучших учреждений  Отделения физики и астрономии НАНУ и Отделения  математики НАНУ.
В нашем институте  работают   ……  сотрудников, из них  …..    кандидатов наук и   ….   докторов  наук,   7   действительных членов и 5 членов-корреспондентов НАНУ.  Институт развивает    …  научных направлений ( Таблица 3).

          В заключение  хочу поблагодарить всех сотрудников института и , особенно, тех, с кем  мне эти годы  пришлось работать «плечо к плечу». Самый первый из них  - Клавдий Вениаминович Маслов. Он в самые трудные годы (1989 – 199…гг.) был первым заместителем директора и  весь груз административной работы взвалил на свои плечи. Я ему благодарен и за то, что он верил, что и я могу быть  директором. В самые трудные годы он не утрачивал оптимизма ….Вадим Григорьевич Манжелий  -  все эти годы, помимо руководства отделом « Теплофизических свойств молекулярных кристаллов», был первым заместителем главного редактора журнала  «Физика низких температур» и взял на себя повседневное руководство редакцией  и редколлегией. Фотография   почти 15-летней  давности  показывает , как В.Г. принимает поздравления с 60-летием, а более поздняя   -  поздравления с присуждением ему с сотрудниками (Александровский……  и Есельсон В.Б.) премии имени Б.И.Веркина.  Здесь же хочу поблагодарить  руководителя редакционно-издательского  отдела К.М.Мациевского, а также И.В.Свечкарёва, В.Д.Нацика и Н.Ф.Харченко хорошо поработавших в качестве заместителей редактора ФНТ, и ещё  - Ю.А.Фреймана, Е.С. Сыркина и Е.И. Тарасову , немало  потрудившихся в роли ответственного секретаря редколлегии.
           Очень хорошо в качестве заместителей директора работали В.М.Дмитриев (1989- 199…гг.) и  С.Л.Гнатченко ( начиная с 199..года).  Виталий Михайлович  представляет сейчасФТИНТ  в ВАКе , а С.Л.  -  в бюро Отделения физики и астрономии. Я вот который уже год почти не появляюсь в Академии , а дела  института при этом идут не хуже.
          Академики  Пастур Леонид Андреевич и Хруслов  Евгений Яковлевич успешно руководили , каждый в своё время,  Математическим отделением института и успешно его представляли в бюро Математического отделения НАНУ.
         Несколько добрых слов о Николае Ивановиче Глущуке. Он проявил себя в 1989- 199…гг. как отличный учёный секретарь , а с 19…года , как заместитель директора, отвечающий за  организационные, финансовые , административные, юридические и прочие аспекты жизни института. Он принял эстафету у  К.В.Маслова и стал его достойным приемником. Вместе с главным бухгалтером Е.А.Бычковой, заместителем директора по общим вопросам В.Н.Репиным, главным инженером  Ю.Я. Пушкарём и руководителем  планового отдела Ю.А.Рубанским он преодолевает ежедневно возникающие  препятствия.
        Благодарю С.И.Бондаренко, Р.В.Гаврилова и Ю.А.Похила , которые, каждый в своё время возглавляли  СКТБ и не очень препятствовали его сближению и слиянию с институтом.
          И в завершение благодарю Валериана Сергеевича Боровикова  -  моего помощника, учёного секретаря, руководителя научно-организационного отдела,  speech-writer”a и составителя наших ежегодных отчётов.
        
        Если я кого – ни будь забыл поблагодарить, так это не по злобе, просто память уже не та , что раньше была. «В старости душа не заживает, она долго мучается памятью» (А.Платонов ).  Закончить я хочу словами Н.Рыленкова, был такой поэт:  

   « Я , признаться , жить хотел бы долго,
Каждый день по-новому ценя,
Чтобы неоплаченного долга
Не осталось в жизни у меня.
Чтобы ежедневно, ежечасно,
Вспоминая путь свой средь тревог,
Всех, кого обидел я напрасно,
Чем – ни будь порадовать я смог.
Ну, а если это невозможно
И до срока я свалюсь без сил,

Пусть хоть знают те, кому я должен,
Что со всех дорог я к ним спешил.
Не владевший рогом изобилья,
Заходивший часто за предел,
Про свои долги не позабыл я,
Только заплатить не все успел.»

P.S. Директорствуя, я старался не оставлять научной работы. В 1992году в издательстве Springer вышла в соавторстве с Н.Ф.Харченко, Ю.Г. Литвиненко и В.М.Науменко монография – “ Magmetooptics and spectroscopy of antiferromagnets”; в 2004году в издательстве «Наукова думка» в соавторстве с В.А.Сиренко - монография « Магнитные и магнитоупругие свойства антиферромагнетиков и сверхпроводников»; в 2005 году - в московском издательстве «Физматлит» - учебник «Лекции по магнетизму» ( соавторы –Е.С.Боровик и А.С.Мильнер). В соавторстве со своими сотрудниками опубликовал за эти годы (1991-2007) около 50 статей, большинство в нашем журнале «Физика низких температур», но иногда и в Physical Review. Пользуюсь случаем поблагодарить всех моих соавторов.  

1991г. С чего начать? Привыкаю к директорскому кабинету.


Не успел привыкнуть – появились советники.


991г. Осень. Клавдий Маслов убеждает учёный совет,
что и В.Еременко может быть директором.




!992г. ,сентябрь. В доме у Л.А. и В.В. Еременко - ул.Сумская 71 кв. 28. Сплочение «команды» при участии гостя из Ливерморской Национальной лаборатории. Слева на право : Л.А.,В.В., Л.А.Пастур,В.М.Дмитриев, наш гость – Томас Рид( Ливерморская лаборатория,Калифорния,США),К.В.Маслов



Прощание с главным бухгалтером И.Н.Новодраном







 Валковскому Опытному Заводу 20 лет. Вскоре он перейдёт под крышу УФТИ



1962г. Строим ФТИНТ. Лопата вручается П.Н.Чубову.


1962г. Строим ФТИНТ . Предлагается участок работы К.Л.Дудко


ISMO-2. Харьков, 1992г. Международный семинар по магнитооптике. Стоит Джозеф Диллон ( лаборатория Белл-телефон, Нью-Джерси, США). Слева от него - В.В., Куниро Тсушима( Куюши университет, Япония), Е.И.Ильяшенко (г.Москва).


 Крым, г.Судак .сенябрь 2002года. Участники НАТОвской школы по спектроскопии, среди них : организаторы А.Еременко и Э.Фалько (г.Нант, Франция) , В. Гнездилов,
Д.Локвуд (г. Оттава, Канада), И.Янсон и др.


1994г. Школа по магнетизму. Слева на право : В.Барьяхтар, Judy R. Franz (президент американского физического общества), В.Еременко, Marvin L. Cohen (исполнительный директор американского физического общества), Н.Глущук и
учёный секретарь украинского физического общества


Харьков -1994. Школа по магнетизму. Слева направо : Б.Иванов, Дж. Слончевский ( исследовательский центр фирмы ИБМ), Ф.Виген ( профессор университета штата Охайо),В. Еременко и Транквада ( Национальная магнитная лаборатория, штат Флорида, США)

Эдвард Теллер и харьковчане. Слева на право : Н.Хижняк,К.Маслов,Н.Глущук,В.Зеленский , Эдвард Теллер , его ассистент, Ю.Петрусенко, А.Егоров. В.Еременко в это время у друзей в Сан-Диего.


В центре с палкой - Эдвард Теллер, во втором ряду справа – Томас Рид. В Сан-Диего ( там же , в Калифорнии) – В.Еременко.


NATO семинар, посвящённый 100-летию Л.В.Шубникова. С микрофоном профессор Матс Йенсен. На вставке М.Йенсен, В.В.Еременко, Р.Шехтер ( бывший фтинтовец, а ныне - профессор Гетеборгского университета).



1996г. Эймс, штат Айова, США. Институт теоретической и прикладной физики
ЮНЕСКО. Слева на право : профессор Джеймс Вари, В.В.Еременко, профессор. Дэвид Хофман.


Клавдий Маслов : «В институте холодина, а ты всё ещё директор?»



Вадиму Манжелию 60! Год 1991 -ый


2000г. Вадим Григорьевич Манжелий с сотрудниками (Александровский Б. и Есельсон В.) стал лауреатом академической премии имени Б.И.Веркина. Поздавляем у С.Л.Гнатченко в кабинете. Слева на право : С.Гнатченко, И.Янсон, А.Косевич, В. Еременко,
Б. Александровский, В.Манжелий , В. Есельсон.


Вид из окна кабинета В.В. на лабораторный корпус.










« Я знаю свой пусть не высокий , но насиженный шесток…
вдали царь пушек.» ( В.Шендерович)





ФТИНТ все тот же



Незыблемое панно на проспекте им. В.И.Ленина



 Нечто новое на том же проспекте


 Весна 2006года










 Работает фонтан - значит работают компрессоры криогенного корпуса










Зима 2005г.


 Октябрь 2006г. Во дворе ФТИНТа.



Проспект Ленина






Энтузиасты работают до позднего вечера. А Розерфорд к задерживающимся до поздна относился с недоверием….